Imaginäre Dinge

Am 30. April 2018 fand im Rahmen des Journals SlavisumPress und des Kurses „Kino und Kunst der Rhetorik“ (Dozentin Olga Burenina-Petrova) eine interaktive Veranstaltung zum Thema „Imaginäre Dinge“ statt. Slavistikstudierende Nelly  Senn, Christina Laemmel, Eva Barbic, Antonella Poletti, Chiara Brenni, Alima Abildaeva and Artiom Christen haben den Film „Imaginäre Dinge“ der modernen Künstlerin und Schriftstellerin Yaroslava Zakharova diskutiert und schließlich ein Online-Interview mit ihr geführt. Heute publizieren wir ein Fragment aus diesem Online-Gespräch mit Yaroslava Zakharova:

Fragen von Nelly Senn, Christina Laemmel, Eva Barbic:

Вы называете Ваше искусство „кинопоэзией“. Подразумеваете ли Вы под киноискусством в этом смысле не сам кинематограф, а поток ассоциаций, провоцируемый видеорядом в сознании зрителей? Можно ли отнести жанр Вашего фильма к Visionary art , проявлением спонтанного, медидативного созерцания?  Или даже магического реализма? Нам кажется, что Ваша кинопоэзия – это синтез Вашего субъективного „киноглаза“ и архетипической реальности?

Fragen von Antonella Poletti, Chiara Brenni, Alima Abildaeva, Artiom Christen:

Мы заметили, что содержание текста не вполне соответствует видеоряду. С чем это связано? Что для Вас первично: Текст или видеоряд? Или они создаются параллельно? Какие кинопоэтические тексты Вы еще создали? Не могли бы немного о них рассказать?

Yroslava Zakharova:

Dear Nelly  Senn, Christina Laemmel, Eva Barbic, Antonella Poletti, Chiara Brenni, Alima Abildaeva and Artiom Christen,

Thank you for your interest in my work and for your questions. It is difficult to talk about oneself, of course, especially since I am not a literary or film critic, but I try to write something useful (I hope so).

On genres. It seems to me that a clear division into genres within art has outlived its usefulness, this is especially true for contemporary artistic practices. There are many works that do not fit into a strictly specific genre system, but balance on the verge of many genres.

For example, I am also interested in video games as an art form and Machinima (video based on games or game engines). And these videos are similar to cinema, to animation, to video art, and so on. And there is no the only one correct answer. So, I would not (and I don’t know how) clearly define my videos (I don’t remember that I clearly indicated them as “movie poetry” anywhere), but I’m not against a variety of definitions and interpretations.

The same thing with my texts (prose, poetry?). If take into account a freer, “artistic” analysis, then I would say that my texts and visual works are a transformation (amplification / expansion) of a certain “inner narrative” that expresses itself in different modalities. Therefore, in terms of spatial metaphors, the places-topos, “locations” (a garden, a palace, a stage ..) are very important for me. These speculative and, of course, important, perhaps only for me, spaces are expanded in the texts, videos, photos.

The meditative state that you mentioned is also very interesting to me. For example, in 2016, my friend and composer Ivan Abramov and I made an audio-visual installation “The Suspended Garden. The session of media-hypnosis ”, one of the goals of which was to immerse the spectators into a certain contemplative, trance like state. A small documentation is available via: https://youtu.be/EBlk28Gbiv4

In texts and videos I am interested not in associations, but in the sensation that can be created in various ways. This feeling can be more or less articulated and understandable, and involves different degrees of distance. In this case, strictly following the text of the video (or vice versa) is not necessary and is not my goal. The most interesting things for me are inconsistencies, gaps, strangeness and rhythm interruptions (as in poetry).

I can not say what in this case is primary. I have been writing texts since childhood, I have started videos recently. Perhaps the text for me so far is the most universal “tool”, but I am increasingly thinking about the possibilities of space and body, augmented reality and virtual reality.

Now I am trying to finish the video work about water, I already have a lot of footage, but the finished form of the work has not yet taken shape. Water is a well-known reality to all of us, but also a pure virtuality – not in a digital sense, but in the meaning of a multitude of possibilities, refractions, reflections and images. So far I’m doing drafts, here’s one of them: https://youtu.be/bGPZzFD2r4I

I hope that I managed to answer your questions.

Thank you!

 

Дорогие Нелли, Кристина, Ева, Антонелла, Киара, Алима и Артем,

Спасибо вам за интерес к моим работам и вопросы. Трудно говорить самой о себе, конечно, тем более, что я не литературный или кинокритик, но я постараюсь написать что-то вразумительное и, надеюсь, полезное.

О жанрах. Как мне кажется, четкое разделение на жанры внутри искусства уже изжило себя, особенно это справедливо для современных художественных практик. Появляется множество работ, которые не вписываются в строго определенный жанр, но балансируют на грани многих жанров. Например, я также занимаюсь видео-играми как формой искусства и Машинимой – роликами на базе игр или игровых движков. И эти ролики похожи, с одной стороны, на кинематограф, с другой – на анимацию, с третьей – на видео-арт и так далее. А единственного правильного ответа нет. Так вот, я не стала бы (да и не знаю, как) четко определить свои ролики (не помню, чтобы я четко где-либо указывала их как «кинопоэзию»), но я и не против самых разных определений и интерпретаций. То же – и с моими текстами (проза, поэзия?). Если позволить себе более свободный, «художественный» анализ, то я сказала бы, что мои тексты и визуальные произведения – это трансформация (амплификация/расширение) некоего внутреннего нарратива, выражающего себя в разных модальностях. Поэтому – в терминах пространственных метафор – для меня очень важны места-топосы, «локации» (сад, дворец, сцена..). Эти умозрительные и, разумеется, важные, возможно, только для меня пространства и расширяются в текстах, видео, фотографиях.

Медитативное состояние, которые вы упомянули, мне также очень интересно. Например, в 2016 году я и мой друг, композитор Иван Абрамов, сделали аудио-визуальную инсталляцию «Подвешенный сад. Сеанс медиагипноза», одной из целей которой было погружение зрителей в некое созерцательное состояние наподобие транса. Небольшая документация доступна по ссылке: https://youtu.be/EBlk28Gbiv4

В текстах и видео мне интересны не столько ассоциации, сколько ощущение, которое можно создать разными способами. Это ощущение может быть более или менее артикулируемым и понятным, и предполагает разные степени дистанции. В этом случае, строгое следование текста видео (или наоборот) не обязательно и не является моей целью. Самое интересное для меня – это как раз несоответствия, лакуны, странности, зазоры, перебои ритма (как это бывает, например, в поэзии).

Не могу сказать, что в данном случае первично. Тексты я пишу достаточно давно, видео занимаюсь совсем недавно. Пожалуй, текст для меня пока что самый универсальный «инструмент», но я все больше думаю о возможностях пространства и тела, дополненной (augmented reality) и виртуальной реальности.

Сейчас я стремлюсь закончить видео-работу О ВОДЕ, у меня уже есть много отснятого материала, но законченная форма работы пока еще не сложилась. Вода – это всем нам известная реальность, но и чистая виртуальность – не в цифровом значении, но в значении множества возможностей, преломлений, отражений и образов. Пока что я делаю черновики, вот один из них: https://youtu.be/bGPZzFD2r4Y

Надеюсь, что я справилась с вашими вопросами (а точнее, со своими ответами). Я могу продублировать этот текст или его отдельные фрагменты на английском, напишите.

Спасибо вам!