«ДАЛЕКО ЗА ПРЕДЕЛАМИ СТЕПИ» – ИЗ КАЗАХСТАНСКИХ СКАЗОК ЮРИЯ СЕРЕБРЯНСКОГО

 

БАЛХАШ

На противоположных берегах озера Балхаш когда-то стояли два прекрасных города. Один из них назывался город Бал, а другой, конечно же, назывался город Хаш. Выросли эти города из двух небольших поселений, жители которых занимались своим традиционным ремеслом. Жители селений были ныряльщиками и доставали со дна озера жемчужины из раковин. Но вот в степи закончилась соль, и люди стали страдать от ее нехватки. Тогда жители селения Хаш придумали просеивать соленую воду озера сквозь специальное сито, на поверхности которого оставалась соль. Они стали заниматься этим день и ночь, перестали нырять за жемчугом, так как времени на это совсем не осталось. Город рос и богател, но вот беда, вода в озере быстро становилась пресной. Заметили они и то, как вырос и разбогател город Бал на другой стороне озера. Это случилось оттого, что ракушки, дававшие жемчуг, жили только в соленой воде и, по мере того как вода становилась пресной, передвигались к другой стороне озера.

Когда жители Бала узнали, чем занимаются в городе Хаш, они испугались, что соли не станет и оттого не станет и жемчуга.

Тогда они договорились с соседями поделить озеро.

Прошло время, и половина озера, принадлежавшая жителям города Хаш, стала совсем пресной. Соль закончилась. Люди ушли из города. Кто-то ушел в степь, но большинство переселилось в Бал. Там нельзя было просеивать воду. Пришлось им вновь нырять за жемчугом. Бал стал большим городом, а когда заполнился жителями, которые пришли из Хаша, и вовсе огромным.

Все люди занимались ловлей жемчуга. Вскоре они выловили последнюю жемчужину.

Давно уже нет на берегах озера Балхаш брошенных теми людьми городов. Их стены разрушил ветер. А озеро так и поплескивает – наполовину соленое, наполовину пресное.

 

ПАСТУХИ-БЛИЗНЕЦЫ

Два пастуха были братьями-близнецами. Жили в повозках, переезжавших с места на место. Степь огромна. Братья виделись редко, выросли они совершенно разными людьми. Один носил тюбетейку, другой заплетал волосы в хвост. Иногда приезжали они к матери и, сидя у очага, рассказывали ей о своих мечтах. Тот, что с длинными волосами говорил о своей мечте так: «Хочу я, чтобы стадо мое было огромным, чтобы семья моя не знала бед и голода, чтобы стал я уважаем своими сыновьями в старости, и приходили ко мне семьи моих детей с внуками, и глаза мои становились полны слез счастья».

– Какое же это счастье? – говорил другой брат. – Никто не знает о твоем счастье. Живешь ты посреди степи, маленький, как муравей, а дети твои еще меньше тебя. Разве такое оно, счастье?

Этот брат носил свою тюбетейку, купленную у торговца из каравана, давно, с гордостью, будто корону, а занимался он тем же. Пас своих овец. Разве что ему казалось, что стадо его блеет громче, и думал он иногда, что это его овцы смеются над его жалким существованием.

Однажды летом он пас стадо на жайляу, в предгорьях. Услышав, как задрожала снежная гора, он испугался. Было это недалеко, и он оставил сына присмотреть за стадом, а сам поднялся по тропе к самому началу ледника. Туда, где среди тумана и скал правая нога ступала в траву, а левая в снег. Там он увидел горного бога, бившего посохом гору, отчего гора так сотрясалась.

– Горный бог, я знаю, что у тебя есть огромная сила, люди боятся даже жить рядом с тобой, и я тоже живу в степи. Там я маленький, как муравей. Есть у меня мечта. Я хочу быть большим, чтобы видно меня было со всех концов степи!

Горный бог обернулся и посмотрел на того, кто отвлек его от сотрясения горы.

– Хорошая у тебя тюбетейка, человек. Ты не прав, у меня не так много сил осталось. Видишь, я не могу даже гору развалить. Но я немного помогу тебе.

Он ловко сбил посохом тюбетейку с головы пастуха и раскрутив, швырнул ее подальше от горы, рассмеявшись так, что гора затряслась и раскололась на две части наконец.

Пастух бежал по тропе вниз, пока камни падали за его спиной. Потом, передохнув на опушке сосновой рощи, спустился к стаду.

Там он и увидел свою тюбетейку. Стала она огромного размера. Размером с настоящий дом. Выходит, посмеялся надо мной горный бог, подумал пастух. Обошел вокруг своей огромной тюбетейки, не зная, что с ней теперь делать. Начался дождь, сыновья его побежали в повозку, а он взял нож и, вырезав в тюбетейке дверь, вошел внутрь. Здесь было сухо и тепло. Стали они жить в тюбетейке всей семьей. Мечта пастуха тоже исполнилась, соседи стали узнавать его, и сделался пастух известным на всю степь. Потом соседи начали делать себе такие же удобные дома. Но по ночам, когда пастух засыпал, он видел сон о том, что стал он большим и тюбетейка вновь оказалась ему по размеру, и стало видно его далеко за пределами степи.

 

Jury Serebryansky, Almaty

Edited by Lyudmila Safronova, Ablai Kazakh National Pedagogical University and Olga Burenina-Petrova, University of Zurich & University of Konstanz

 

Schreiben Sie einen Kommentar

Ihre E-Mail-Adresse wird nicht veröffentlicht.