Вы отдыхаете или нервно курите в сторонке?

В центре внимания многих современных лингвистов, занимающихся описанием происходящих в современном русском языке изменений, все чаще и чаще оказывается русская спонтанная разговорная речь. Лингвистические описания особенностей структуры и функционирования разных речевых единиц – слово, синтагма, словосочетание, фраза, сообщение – можно найти в работах Е. А. Земской [Земская 1973, 2006], Н. В. Богдановой-Бегларян [Богданова 2001], Е. В. Рахилиной [Рахилина 2010]. Возникающие в современной речи модели и конструкции бывают не сразу понятны носителям языка, а людей, изучающих русский язык, они нередко  приводят в ужас. Иностранцам начинает казаться, что русский язык – вдвойне труден, поскольку обладает не только сложной грамматикой, но и непростой  организацией лексического состава. Порой у них даже возникает впечатление, что  русским просто не хватает привычного набора слов, и именно поэтому они начинают проявлять креативность на языковом уровне, порождая в речи неожиданные высказывания. При этом заимстованная из европейских языков лексика не облегчает, а затрудняет понимание иностранцами спонтанной речи, поскольку многие иностранные слова, входящие на современном этапе в русский язык, мгновенно развивают полисемию, многозначность, что, в свою очередь, способствует формированию в речевых конструкциях дополнительных смыслов. Относительно недавно в устную и газетную речь русского языка «ворвалась» синтаксическая фразема, или оценочная конструкция, которая имеет следующую модель <Р – N1 отдыхает>. Что она означает и как функционирует? Например, вы гуляете где-то со своим другом, обсуждаете бытовые темы и слышите следующее высказывание: «Она действительно поверила. Ну ты актер, Паша! Брэд Питт отдыхает!». Если вы поняли смысл данного высказывания, то у вас определенно высокий уровень владения русским языком. В данном контексте есть два человека, которые скрыто сравниваются. Паша – тот, кого сравнивают (Р), Бред Питт – тот, с кем сравнивают (N1). Конечно же, носитель русского языка, не заглядывая в словари, на интуитивном уровне своим языковым чутьем поймет, что глагол отдыхать используется явно не в прямом значении ‘отдыхом восстанавливать силы; проводить свой отдых где-нибудь’ (Спортсмены отдыхают после тренировок) [Ожегов, Шведова 1999: 486]. Да и обращение в словарь не помогло бы решить данную проблему, так как значение, характерное единице в данной конструкции, отсутствует в классических толковых словарях. Лишь «Словарь русского арго» В. С. Елистратова полнее всего описывает нужный смысл: ‘кто-либо не может состязаться в чем-либо, с кем-либо’ (Немцы сняли «Достучаться до небес» (фильм) – Тарантино отдыхает!) [Елистратов 2000: 303–304]. Мы понимаем, что подобную семантику глагол может приобретать только в конкретных обстоятельствах, в паре с конкретными компонентами. Кроме того, важную роль играет оценка, которая закладывается в фразу при ее произнесении. Так, ставя во главу определенный объект, говорящий демонстрирует превосходство качества, которое само по себе может иметь положительную или отрицательную окраску, являться как хорошим, так и плохим. Например:

1) Пять рассказов: «Пильграм», «Адмиралтейская игла», «Весна в Фиальте», «Облако, озеро, башня», «Знаки и символы». Первые два очень хороши, четвертый — ужас как хорош (это реально триллер, самый страшный ужастик, который я читал, Стивен Кинг отдыхает) https://green-fr.livejournal.com/588970.html

В контексте (1) адресант высказывает впечатления о рассказе «Облако, озеро, башня», которое, на его взгляд, очень хорошо написано в жанре триллер. Чтобы выразить свое восхищение, он сначала дает явную положительную оценку «ужас как хорошо», а затем для придания весомости данному рассказу использует составляющую «Стивен Кинг отдыхает», таким образом демонстрируя, что даже лучший составитель историй ужасов писал не так захватывающе-страшно, как в данном рассказе.

2) Я как вспомню о его службе в архангельском стройбате году так в восемьдесят пятом – оторопь берет.  Реально представляю себе, что такое стройбат. Локальные войны отдыхают. Там хоть ясно, кто враг – примерно половина людей. Здесь же – все враги http://magazines.russ.ru/october/2009/3/no4.html

Это противоположный первому примеру контекст, в котором главный объект является хуже, чем сравнивающийся с ним. Говорящий хочет отметить, что в стройбате страшнее, чем на локальных войнах.

Так, мы сталкиваемся с проблемами толкований и анализа синтаксически устойчивых конструкций (синтаксических фразем), исследование которых очень важно для осмысленного понимания не только иностранцами, но и самими носителями русского языка.

Рассмотрим на примере английского языка, как данная конструкция функционирует в системе одного не славянского языка. Главная сложность заключается в отсутствии дословного эквивалента глагола отдыхать с таким значением для английского языка. При переводе модель должна выглядеть следующим образом: <P – N1 is resting> с использованием английского глагола rest «отдыхать», главное значение которого также, как и в русском, связано с отдыхом как таковым, со сном и расслаблением после тяжелой работы. Но если попытаться найти примеры использования данного глагола именно в сопоставительном значении, то можно столкнуться с явной проблемой, отражение которой следует искать в Национальном корпусе русского языка (НКРЯ). НКРЯ представляет собой собрание письменных текстов (художественные, мемуары, публицистика, научная, религиозная литература, повседневная печатная продукция) и записи устных текстов (публичная речиь и частные беседы). Он состоит из различных подкорпусов, общий объем которых на момент 7 апреля 2018 года превышал 600 млн. словоупотреблений. Параллельный подкорпус представлен богатым разнообразием примеров иностранных, параллельных с русским, переводов. Документы на английском языке также присутствуют в НКРЯ, и в них нет примеров использования глагола отдыхать – rest для английского языка в сопоставительном значении. Чтобы разобраться, как же быть в английском с данной фразой, заглянем в переводные источники. Так, Русско-английский словарь общей лексики [https://annotation_ru_en.en-academic.com] выделяет узкое значение для единицы отдыхать, маркируя ее пометой разговорное: разг. (только в форме: отдыхает, может отдыхать). Особый интерес представляют примеры функционирования данного значения в русском и английском языках:

3) Доллар отдыхает. Российские банки устремились в Китай за юанями. – Eat your heart out, dollar. Russian banks rush to China in search of renminbi https://annotation_ru_en.en-academic.com/275/отдыхать.

4) Старушка Европа отдыхает. Сегодня в моде «красота по-американски». – Eat your heart out, Europe. American beauty rules https://annotation_ru_en.en-academic.com/275/отдыхать.

5) И тут началось такое! Гашек отдыхает. – Suddenly, all hell broke loose — Hasek pales in comparison (pales by comparison) https://annotation_ru_en.en-academic.com/275/отдыхать.

6) В сравнении с этим певцом Карузо отдыхает. – Caruso is nothing compared to [is no match for] this singer https://uni_ru_en.en-academic.com/36486/отдыхать.

Примечательно, что в русском используется глагол отдыхать, в то время как в английском языке эквиваленты будут употребляться совсем не с глаголом rest, как следовало ожидать. В русском языке сочетания eat your heart out и pale in comparison звучат как съесть свое сердце (от зависти) и меркнуть по сравнению с, бледнеть в сравнении с.

К более простым переводам относятся предложения с использованием идиомы be no match for:

7) В России налажено производство прекрасного отечественного пива. Импортное может отдыхать / Импортное отдыхает. – Russia has learned to produce beer of excellent quality. Imported brands are no match for them https://universal_ru_en.academic.ru/679843.

Таким образом, мы не только меняем структуру русской устойчивой конструкции, но и превращаем скрытое сравнение в явное. Дословно перевод звучит следующим образом: «Россия научилась производить пиво отличного качества. Импортные бренды им не ровня».

Наравне с данной устойчивой фраземой употребляют и другую – нервно курит в сторонке, которая включает в себя глагол курить не в прямом значении. Каждый в отдельности взятый компонент этой конструкции в русском языке имеет свое значение и сочетаемость, но вместе они теряют свои характеристики и начинают функционировать как единое целое. Значение ее такое же, как у в синтаксической фраземы <Р – N1 отдыхает>: ‘кто-либо не может состязаться в чем-либо, с кем-либо’ [Елистратов 2000: 303-304]. Тем не менее наличие синонимичной конструкции не упрощает ее понимание для иностранцев в процессе коммуникации, ведь дословного эквивалента в английском языке для цельного сочетания нервно курит в сторонке нет.

Можно использовать уже известные вышеперечисленные, приводимые для модели с глаголом отдыхать, английские фразы, которые бы выразили степень сравнения. Ряд дополняется еще и такими сочетаниями, как be got nothing on, go to hell:

8) Билл Косби нервно курит в сторонке. – Bill Cosby’s got nothing on me https://classes.ru/context-russian-english-term-287600.htm.

9) Лазарь нервно курит в сторонке. Lazarus ain’t got nothing on this guy https://classes.ru/context-english-russian-term-2912302.htm.

10) Диснейленд нервно курит в сторонке. – Disneyland can go to hell https://context.reverso.net/translation/english-russian/Disneyland+can+go.

Причем в русском языке дословный перевод выглядит очень странным и далеко не отражает важный сравнительный признак. Отсюда вытекают серьезные проблемы, которые будут всегда актуальными для переводчиков. Как переводить такие сочетания, в которых заложена еще и культурная составляющая, отражающая особенности того или иного этноса, быта и реалий? Проблема перевода устойчивых сочетаний вряд ли когда-то решится, так как невозможно найти однозначный, еще и дословный, эквивалент, который мог бы пригодиться во всех коммуникативных ситуациях и не вызвать недопонимания между собеседниками. Более того, даже если в языке, на который переводят, есть закрепленное устойчивое понятие для определенных конструкций, то это не дает никакой гарантии, что во всех ситуациях именно его следует употребить. Обычно для передачи содержания, главной мысли используются различные сочетания, структура которых далеко не идентична их «иностранному напарнику». К калькированию и дословному переводу прибегают лишь в тех случаях, если семантику и экспрессивность устойчивой единицы сложно передать, когда нужно донести определенный живой образ. При таком способе все равно придется пояснять истинное значение, путем подбора синонимичных значений.

Не следует забывать, что описанная выше проблема переводоведения все же входит в область профессиональной компетенции переводчиков, которые отлично владеют уровнями разных языков и способны понять значение той или иной устойчивой конструкции в отдельном языке, не прибегая к посторонней помощи, а незнакомым с другой культурой и особенностями языка наивным носителям иностранных языков будет сложно разобраться, что обозначает Брэд Питт отдыхает в фразе: «Она действительно поверила. Ну ты актер, Паша! Бред Питт отдыхает!».

Более того, задача способна усложниться, если носитель русского языка предпочтет соединить две синонимичные конструкции в одно целое, что можно сделать разными способами. Например:

11) Генадий Мутасов стал актером, главный любительский артистический дебют 2012, что творится в мире, Чарли Шин и Джуд Лоу отдыхают озабочено покуривая, но технику речи надо ставить это не колонки в гламурных журналах писать, и быть редактором фунтом, председателем, по рекламным бюджетам http://m.livejournal.com/read/user/villa_lobos/27925.

Мы наблюдаем, как устойчивая фраза нервно курит в сторонке трансформируется в озабоченно покуривая, отбрасывая обстоятельственную словоформу в сторонке, заменяя наречие нервно на синонимичное озабоченно и превращая глагол курить в деепричастие покуривая. В таком выражении, которое приобрело уже другую форму, конечно же, экспрессивность проявляется больше, но и сложность восприятия смысла увеличилась.

Таким образом, на примере конструкции с глаголом отдыхать мы наблюдаем, что в современной разговорной речи спонтанно возникают единицы, которые не так просты для понимания. В процессе коммуникации или в определенном языковом контексте глагол приобретает значение, не зафиксированное в классических толковых словарях. Нужно владеть глубинным уровнем языка, чтобы догадаться или знать, что хочет сказать говорящий, когда использует модель <Р – N1 отдыхает> или любую подобную ей. Более того, задачу усложняет возможность расширения и дословная непереводимость таких типов конструкций. В зависимости от ситуации люди могут дополнять модель другими единицами, которые придают ей оценочность, а для сохранения экспрессивности в других языках приходится использовать приемы, понятные лишь их носителям. В целом подробное описание данных проблем в русском языке представлено в области грамматики конструкций коллоквиалистики (спонтанной разговорной речи).

Список литературы:

  1. Богданова Н. В. Живые фонетические процессы русской речи: учебно-методическое пособие по современному русскому литературному языку. СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2001.
  2. Елистратов В. С. Словарь русского арго. Материалы 1980-1990 гг. М.: Русские словари, 2000. 694 с.
  3. Земская Е. А. Русская разговорная речь: Лингвистический анализ и проблемы обучения. 4-е изд. М.: Флинта, Наука, 2006.
  4. Национальный корпус русского языка (НКРЯ) // https://ruscorpora.ru/new /  Дата обращения: 13.05.2021.
  5. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. М.: Азбуковник, 1999. 944 с.
  6. Рахилина Е. В., Кузнецова Ю. Л. Конструкции в Грамматике конструкций // Лингвистика конструкций / Отв. ред. Е. В. Рахилина. М.: Азбуковник, 2010.
  7. Русская разговорная речь / под ред. Е. А. Земской. М.: Наука, 1973.

 

Tatiana Kolosovskaya, Saint Petersburg State University

Edited by Gazinur Gizdatov, Kazakh Ablai Khan University of International Relations and World Languages and  Olga Burenina-Petrova, University of Zurich

 

 

Schreiben Sie einen Kommentar

Ihre E-Mail-Adresse wird nicht veröffentlicht.