ВЫСТАВКА «ПЕТР СТРУВЕ И ИВАН БУНИН: ИСТОРИЯ ОДНОЙ ДРУЖБЫ»

 В Париже, в Латинском квартале по адресу 11 rue de la Montagne Ste Geneviève находится книжный магазин Les Editeurs réunis. Благодаря его эрудированным и сердечным владельцам нить истории тянется, не обрывается, ведет посетителей в минувшее. Как и в прежние годы, все в магазине дышит атмосферой интенсивной интеллектуальной жизни.

 Вот и сейчас, с 23 мая по 10 октября 2022 года, на втором этаже разместилась выставка, посвященная долголетней дружбе Петра Струве и Ивана Бунина. В создании экспозиции принимали участие неоспоримые знатоки: профессора и исследователи, историки и музейные работники, библиотекари и библиофилы.

В дело сохранения культурного прошлого с энтузиазмом включилось и молодое поколение. Подготовкой материалов выставки занималась юная Валентина Мейер, стажер в Les Editeurs réunis. Будучи студенткой расположенной неподалеку, на улице Ульм, Высшей Нормальной Школы, она терпеливо и целеустремленно изучает русский язык. Нежная хрупкость, изящество и творческая энергия этой девушки, бесспорно, пришлись бы по душе Бунину-эстету.

Уникальные документы рассказывают об интеллектуальной общности Струве и Бунина. Писатель сотрудничал в газете Возрождение, где впервые публиковались его «Окаянные дни», и был ее литературным редактором; он согласился участвовать в еженедельнике Струве Россия и Славянский мир. Гениальный художник слова, Бунин страстно противился предвзятому мнению, будто в эмиграции русский язык беднеет и культура приходит в упадок: «Выход из своего пруда в реку, в море – это совсем не так плохо и никогда плохо не было для художественного творчества», – верил писатель. В 1937 году он посещает Белград, где в то время живет Струве. Об этом событии восторженно пишет сербская пресса.

На выставке портрет Бунина в золотистых тонах (не намек ли на возрождение пушкинского Золотого века художественного слова?) кисти Григория Пожидаева (1894 – 1971) соседствует с написанным художником Михаилом Хрисогоновым (1891 – 1982) портретом Петра Струве из частной коллекции семьи. Рассматривая портреты и другие документы, невольно думаешь о схожести мыслей и политических убеждений обоих героев выставки – при полной несхожести внешнего облика. Бунин и в зрелые годы сохранил одухотворенную красоту, нечто иконописное в чертах лица, гордую осанку; у Струве борозды страданий исказили пригожесть юных лет, испещрили морщинами щеки и сгорбили тело. Арестованный в мае 1941 года гестаповцами в Югославии, Струве несколько месяцев провел в тюрьме, а после освобождения лишился своих рукописей и ютился у друзей. Тяжкие, оказавшиеся непосильными страдания преобразили его внешность и подорвали здоровье. Он умирает спустя три года. Бунин же с 53 лет почти безвыездно поселился в Грасе. «Блаженный юг», – говорил он своим близким. С женой и домочадцами сначала он живет на Бельведере, а затем, в годы войны (1939 -1945), на вилле Жанетт в красивом доме, похожем на поместье, где из окон в ясную погоду можно было видеть итальянские берега и Грас с жасминовыми и розовыми склонами. Красота мест и творчество спасают писателя. Он бежит из быта в бытие и, закрываясь на ключ в кабинете, пишет полные страсти «Темные аллеи».

С волнением и душевным трепетом рассматривают посетители выставки семейные фотографии и различные реликвии: написанные рукой Бунина послания из Граса Петру Струве, а затем, после смерти последнего, – его сыну Алексею; или две тарелки из бело-голубого сервиза, купленные Буниными после получения Нобелевской премии (1933). Без истории вещи становятся ненужной ветошью. Яркое прошлое спасло эти предметы. После смерти Веры Николаевны тарелки перешли к самоотверженно ухаживавшему за больным Буниным врачу Петру Алексеевичу Струве, внуку Петра Бернгардовича. Разглядывая тарелки, можно пофантазировать. Наверное, ими пользовались не только Бунины и их домочадцы – Галина Кузнецова, Леонид Зуров, спасенный от Холокоста литератор Александр Бахрах, – но и гости дома: философы Федор Степун, Илья Фондаминский, отец Иоанн (Дмитрий Шаховской) и многие другие.

Не забыты в экспозиции и жены двух выдающихся деятелей, Антонина Герд-Струве и Вера Муромцева-Бунина. Неистощимая доброта, скромность, жертвенность, огромная верность были присущи им обеим. Рядом со своми именитыми мужьями они не превратились в туманные тени, сохранили свою творческую индивидуальность.

Дополняющая выставку программа печальна и празднична одновременно. Вечерами 3 и 4 июня артисты Григорий Лопухин и Эммануэль Ребиндер в музыкальном сопровождении Камиля Чалаева читали отрывки из «Окаянных дней». Актеры выразительно передают в своем спектакле апокалиптическое востриятие Буниным страшных событий 1918 – 1919 гг. Жалобные, дисгармонические звуки скрипки вторят их голосам. 6 июня с докладом «Поэт Окаянных дней» выступила Татьяна Двинятина, недавно опубликовавшая двухтомник биографии Бунина. Из ее рассказа о писателе, следующего хронологии его жизни, вырисовывается облик необыкновенно мужественного художника, который обладал умением мгновенно и точно оценить ситуацию, никогда не приспосабливаться и не соблазняться, оставаться верным своему внутреннему стержню: «Мой Бог и моя душа».

Увлекательные, творческие встречи в стенах Les Editeurs réunis постоянно ждут завсегдатаев и новых посетителей.

Elena Oulissova-Pianko, Paris

 

Edited by: Innokentij Urupin, University of Konstanz and Olga Burenina-Petrova, University of Zurich & University of Konstanz

 

 

__

Schreiben Sie einen Kommentar

Ihre E-Mail-Adresse wird nicht veröffentlicht.