ПОСТАНОВКА БОРИСА СУШКЕВИЧА «ЗАКАТ»  ПО ОДНОИМЕННОЙ ПЬЕСЕ ИСААКА БАБЕЛЯ

СКВОЗЬ ПРИЗМУ НЕСКОЛЬКИХ КРИТИЧЕСКИХ СТАТЕЙ 1928 ГОДА

 

Исаак Бабель – писатель и драматург, талант которого был признан современниками. Его пьеса «Закат» была написана в 1926-1927 годах и поставлена на сцене МХАТа-2 молодым режиссером Борисом Сушкевичем. Что из себя представляет «Закат» Бабеля? Действие пьесы происходит в 1913 году в Одессе. Это история об извозопромышленнике Менделе Крике, прожившем жизнь длинною в шестьдесят два года и влюбившимся в русскую девушку Марусю, а также о его сыновьях – Бене (известном по «Одесским рассказам» как Беня Король) и Левке Криках, которые не хотят мириться с тиранией отца и вступают с ним в открытый конфликт.

Премьера спектакля Бориса Сушкевича в МХАТе-II состоялась 28 февраля 1928 года. Борис Сушкевич – ученик Константина Станиславского, режиссер нескольких театров (1-й студии МХТ, МХАТ-2, Ленинградский Новый театр, Ленинградский театр драмы). Васильева в книге «МХАТ Второй: Опыт восстановления библиографии» пишет, что в сторону «вахтанговского экспрессионизма, с его акцентами на кризисность и обреченность современной цивилизации» «Сушкевича подвигали и преданность Вахтангову, и влияние (его жены) Бромлей»1. Вероятнее всего это и повлияло на то, что режиссер с таким сильным интересом взялся за реализацию на сцене Бабелевской пьесы, в которой и раскрывается кризисная ситуация: пьеса описывает закат жизни Менделя Крика с его старым еврейским богом, моральными принципами и нормами традиционного еврейского общества.

Процесс преобразования текста литературного произведения Бабеля в сценарий спектакля
Б. Сушкевича еще недостаточно изучен. В отделе рукописей Санкт-Петербургского музея театрального и музыкального искусства в фонде Сушкевича хранятся его рабочие экземпляры сценария. В одном из черновых экземпляров можно найти отсылки к пьесе Сумбатова «Закат» (1899), либретто Вагнера «Гибель богов» (1849-1852), а также пьесе К. Гамсун «Закат» (1898). Б. Сушкевич составляет текстовые интермедии, включая в сценарий фрагменты из этих текстов. Все эти вставки позднее не вошли в окончательный вариант, и на сцене МХАТ-II был воспроизведен текст, почти совпадающий с пьесой Бабеля. Скорее всего Сушкевич ориентировался скорее на запросы театра в целом. Едва ли его эксперимент был бы воспринят зрителем и критиком.

В статье будут рассмотрены шесть критических статей 1928 года, посвященных постановке Сушкевича. Это статья О. Литовского «Закат» во 2-ом МХАТ, опубликованная в «Комсомольской правде», Д. Тальникова «Закат во втором художественном театре», опубликованная в журнале «Современный театр» [№11], Ю. Соболева «Закат» в театре
МХАТ-II, опубликованная в «Вечерней Москве», одноименная статья Н. Крыленко, опубликованная в Огоньке [№ 12], статья П. Когана «Закат». (МХАТ II), опубликованная в «Правде» [№52], и одноименная статья Э. Бескина, опубликованная в «Новом зрителе»
[№ 10].

Прежде всего стоит уделить внимание времени написания статей и году самой постановки. В ходе исследования нас интересовал период с 1926 по 1932 год истории советского драматического театра, а также становление советской театральной критики в период с 1928 по 1932 год. В это время продолжается тенденция поворота театрального искусства и литературы, с которой оно было неотрывно связано, в сторону социалистического реализма. Было важно взаимодействие сценического искусства с литературой, где играла большую роль связь театра с новым бытом и новой жизнью. После революции, в 1920 гг театру необходимы были новые пьесы. Театральный критик и режиссер Павел Марков писал: «Театр нуждался в близкой ему драматургии, которая помогла бы ему творчески раскрыть процессы, происходящие в действительности, и воссоздать образы ее активных участников во всем их непосредственном жизненном обаянии»  «Художественный театр нуждался прежде всего в богатом психологическом и жизненном содержании и поэтому сделал резкий, вызвавший споры поворот, обратившись к беллетристам и надеясь найти в них опору своему искусству»2. Одним из таких писателей становится Бабель. Пьеса «Закат» была его первым драматургическим произведением.

Исторические события, все культурные преобразования и «революционные» сдвиги касаются и развития литературной и театральной критики. С 1928-1932 утверждается сталинизм, и если до 1928 года было еще возможно сосуществование различных группировок, таких как ОБЭРИУ и ЛЕФ, то начиная с 1928 года единственной группировкой, которую Сталин поддерживал и использовал для разгрома остальных направлений – РАПП.  Этот период можно назвать «реконструктивным». В нем присутствует склонность к переворачиванию смыслов и камуфляжу. Таким образом с критикой происходят две важные вещи: государственная институционализация и политическая инструментализация.

Особое внимание хотелось бы обратить на особенности развития советской театральной журналистики и критики в целом. С 1921-1927 год происходит сильный скачок в появлении большого количества периодических изданий, специализирующихся именно на искусстве сцены. Преимущественно появлялись журналы (однако, стоит отметить, что в данном исследовании большинство статей напечатано именно в газетах и связано это с тем, что к 1925 году многие журналы первых годов второго десятилетия, кроме «Жизнь искусства» и «Вестник работников искусств» прекратили свое существование). Важно именно то, что журналы в большинстве своем придерживались разных позиций (соответственно, и критики, печатающиеся в данных изданиях), нередко, противоположных. Журналы разделились на «правых» и «левых» (термины были заимствованы из области политической, так как все издания находились под влиянием советской власти и идеологии)3. «Правыми» обозначались те издания и принадлежали те критики, которые были приверженцами традиций сценического реализма и постепенного развития новых театральных течений, а «левыми» — те, которые тяготели к эксперименту (к примеру, Эм. Бескин, О.С. Литовский, М.Б. Загорский) и верили в «в победу культурной революции и считали главной своей задачей борьбу за утверждение нового театра»4.

Особняком стояли те, кто «трезво оценивал течение театральной жизни или, во всяком случае, стремился разобраться в ее сложностях и противоречиях»5 (А.В. Луначарский, П.А. Марков, Н.Д. Волков, А.А. Гроздев).

Из-за сильного давления и влияния на издания и критиков со стороны власти, многие рецензии были выпущены теми авторами, которые являлись не театральными критиками с надлежащим театроведческим и литературным образованием и вкусом, а лишь рабочими корреспондентами. В небольших рецензиях вместо анализа спектакля был пересказ пьес, которые оценивались тем, насколько актуальна их тематика. Как ни странно, издания с такими «рецензентами» становились наиболее долговечными (к примеру, «Рабочий и театр», который просуществовал с сентября 1924 до декабря 1937 года).

В 1927 году состоялся всесоюзный форум по театральным вопросам при Агитпропотделе ЦК ВКП (б). Были выделены критерии оценивания творчества театров, а также ряд требований, «зафиксированных в резолюции по докладу “О задачах театральной критики”»6: «На первое место ставилась задача активной поддержки «молодого революционного и самодеятельного театра», пьес и спектаклей, «отражающих характерные черты… эпохи социалистического строительства и проникнутых духом классовой борьбы пролетариата»7. Но вместе с тем в резолюции говорилось о бережном отношении к классике, а также о «решительном противодействии любым проявлениям буржуазной идеологии, упадничества, мещанства в драматургии и на сцене»8.

Таким образом, все это, несомненно, отразилось на структуре и языке критических статей, а также на тех идеях и взглядах, которые выражают в них критики.

Найти статьи, посвященные «Закату» Сушкевича, довольно проблематично, так как их не очень много, и они разбросаны по разным архивам и театральным библиотекам. Однако среди тех, которые нам удалось собрать, мы выбрали наиболее интересные по языку и идеям.

Важно сказать несколько слов о каждом критике. О. С.  Литовский работал в газете «Известия» с 1918 года, а также был редактором крупных театральных журналов, под его именем выходили статьи в газете «Правда» и «Советское искусство». В 1930-х критик был одним из руководителей Наркомпроса РСФСР, режиссером и художественным руководителем Московского театра Ленсовета, кроме того, он был членом союза писателей СССР. Ясно, что Бабель, его пьеса и постановка Б. Сушкевича 1928 года интересовали Литовского не только как критика, представлявшего интересы правительства, но и как писателя, отзывающегося о своем современнике.

Д.Л. Тальников был Одесским критиком и начинал свою литературную деятельность в Одессе в 1904 году, однако по образованию был врачом. Он публиковался в журналах и газетах «Вестник Европы», «Одесские новости», «Огоньки» (Одесса), а с 1920-1950 уже в столичных периодических изданиях: в «Современном театре», «Театре и драматургии» («Советский театр», «Театр»), «Советском искусстве», «Литературном критике», «Литературной газете». Несмотря на то, что критик не получал профессионального образования, связанного с литературной деятельностью или театром, газеты и журналы, в которых его публиковали, указывают на востребованность его статей, посвященных театру.

Пожалуй, из всех шести критиков, Ю.В. Соболев больше всех связан с театром. Он был театроведом, окончившим Московский Университет и сотрудничавшим с театральной печатью с 1910 года. Сначала он был критиком, а потом и историком МХАТа, также преподавал историю театра в ГИТИСе. Ему принадлежат многочисленные статьи-рецензии на спектакли, а также портретные статьи об актерах. Кроме того, Соболев являлся автором первой монографии о Немировиче-Данченко (1918, издательство “Светозар”). Также критик был заведующим литературной частью МХАТа-2. Все это говорит о значимости его статьи именно как полноценной рецензии, в которой представлен анализ постановки.

Н.В. Крыленко – известный политический деятель. Он получил историко-филологическое образование Петербургского университета в 1909 году и юридическое на факультете Харьковского университета в 1914 году. Деятель был знаком с Лениным и являлся членом Военной организации. В 1922 – 1931 Крыленко был председателем Верховного трибунала при ВЦИК, прокурором РСФСР и СССР. В 1931 он стал наркомом юстиции. Крыленко является автором более 100 трудов по советскому праву.

П.С. Коган – историк литературы и театральный критик. Он закончил историко-филологический факультет Московского университета в 1896, а печататься в периодических изданиях начал с 1895 года. С 1917 года он стал профессором Московского университета, а также являлся президентом Государственной академии художественных наук с ее основания (1921). Он много писал о социологии искусства и трактовал его с вульгарно-социалистических и марксистских позиций – его статьи 1920-1930-х очень ярко отражают данную позицию.

Э.М. Бескин являлся русским театральным критиком, однако по образованию он был юристом. Литературной и критической деятельностью он занимался еще с 1900-х и сотрудничал со многими театральными периодическими изданиями. Он был редактором журнала «Рабис» (1927-1934) и газеты «Театральная Москва» (1921-1922). Э. Бескину принадлежат около двух тысяч критических статей, отражающих многообразную жизнь советского театра.

Он издавал в Москве «Театральную газету» (журнал), где был «душой, редактором, секретарем, переводчиком, зав. иностранным отделом и рецензентом»9. «“Театр — это актер”, — убежденно, горячо и настойчиво повторял Э. М. Бескин»10. Бескина можно отнести к «левому» течению, тяготеющему к эксперименту.

Надо сказать, что во всех шести статьях о Сушкевиче пишут крайне мало. Некоторые критики с ним спорят и негативно отзываются о работе режиссера в целом. Так, к примеру, Давид Тальников опровергает слова Сушкевича о том, что в пьесе показан «Закат мещанства», аргументируя свою точку зрения тем, что в пьесе и спектакле представлена «эпопея мещанства»: «Вся эта эпопея идеологически чужда современному зрителю, не волнует его нисколько – буря в стакане мещанской воды; спектакль лишен живых, острых ощущений и общественного захвата»11. Совершенно по-другому пишет Юрий Соболев: «Режиссерски (постановщик Б.М. Сушкевич) спектакль сделан крепко, а некоторые сцены – трактир и последняя картина – разрешены в динамичных и впечатляющих мизансценах»12. Если для Тальникова важна идея, которую театр не смог вытянуть, то для Соболева важна сама постановка, а не ее идеологическое содержание. Тальников пишет: «В общем в «Закате», свидетельствующем несомненно, о стремлении театра к реалистическому и социально-значительному репертуару, театр не сумел <…> выдержать до конца лишь частично обозначившейся линии острого бытового гротеска социальной сатиры»13. В обеих цитатах ярко выражен язык и терминология, которую употребляют критики. Соболев используют театроведческую лексику и обращает внимание на определенные части спектакля, Тальников – общественно политическую лексику и выделяет социальный запрос театру, который тот не смог выполнить в полной мере. Стоит отметить, что в зависимости от сферы деятельности и политических взглядов количество общественно-политической лексики в статьях уменьшается или увеличивается. Осаф Литовский, чья статья схожа со статьей Тальникова, член РАПП, очень активно использует лексику такого рода. В характеристике главного героя Менделя Крика нередко встречаются такие идеологически окрашенные слова как «кулак» и «ломовик». Николай Крыленко же, как и Соболев, напротив, практически не использует общественно-политическую лексику. Дело в том, что Крыленко нельзя называть «критиком» в принципе. О его театральных интересах и его деятельности в качестве театрального критика практически ничего не известно. Он был известным политическим деятелем, и театр мог быть для него приятной стороной жизни. Его рецензия зрительская. У Крыленко, в отличие от остальных критиков, весь текст статьи не давит на читателя. Автор не использует никаких крючков и не навязывает свою точку зрения. Важно, что Крыленко с самого начала обращается ко всему творчеству Бабеля и не ставит под сомнение талант писателя (совершенно иная позиция у Когана, который пишет, что «талантливая постановка и прекрасная актерская игра вынуждены опираться на такой малосодержательный и ненужный материал, какой дал Бабель в “Закате”»14 и в целом относится к пьесе отрицательно). Крыленко отмечает все уровни спектакля: у Сушкевича – движение, общее пространство и звук, у Левина – стены, потолок, мебель. «Сушкевич сумел в отдельных картинах дать сильные мизансцены, особенно в трактире, сгустив движение, подчеркнув тесноту площадки, дав хорошее звуковое нарастание. Декорации М. Левина удачны в комнатах Криков. Лиловый тон стен, нависшие потолки, мебель, типичная в своем рыночном безвкусии»15. Интересно и то, что в отличие от других рецензентов, Крыленко ставит в центре не Менделя, а Беню Крика, перед которым «старик» «терпит поражение».

В целом к фигуре главного героя в статьях относятся по-разному. Для Литовского он «кулак» и «мечтатель», для Тальникова и Соболева Мендель Крик – жертва, для Когана – мучитель, деспот и эгоист, для Бескина – глава всей пьесы. Интересно, что при, казалось бы, глубоком анализе персонажей, в большинстве статей встречается пересказ пьесы и оценивание ее со стороны актуальности/ неактуальности темы и идеи: Соболев в своей статье отодвигает на задний план акутальность, и обращается к устройству текста и мизансцен, сравнивает, приводит примеры, анализирует. С ним схоже мнение Бескина, который считает пьесу Бабеля «упадочной», а Закат Сушкевича – важнейшим театральным событием: «Ценность «Заката» заключается не в идеологической составляющей, которой еще нет…Спектакль «Закат» театрально (подчеркиваю – театрально, ибо пока я говорю лишь о формальной его стороне) – несомненно, один из значительнейших спектаклей сезона»16. В целом, статьи Бескина и Соболева схожи по языку (встречаются театроведческие термины и меньше штампов, чем в других статьях) и стилю речи (он скорее художественный, чем публицистический, в нем много метафор и эпитетов).

К сожалению, эта тема очень обширна, и каждая статья требует отдельного внимания, однако при таком довольно поверхностном анализе можно сделать некоторые выводы. Все статьи делятся на группы, в зависимости от профессиональной деятельности автора и его взглядов. Так, статьи Тальникова и Литовского совершенно отличаются по стилю, языку и отношению к пьесе и постановке, от статей Бескина и Соболева, которое непосредственно соприкасались с театром и видели его изнутри. Выделяется своей непосредственностью, простотой и легкостью зрительская рецензия Крыленко, и академическая статья Когана. Однако во всех рецензиях есть общие темы, которые поднимают авторы. К примеру, все они пишут о совершенной несценичности пьесы Бабеля, об отсутствии актуальности в произведении. Стоит отметить, что также совпадают некоторые крючки, с помощью которых деформируется взгляд читателя: в статьях довольно много провокационных риторических вопросов, местоимений «мы», а также эпитетов и метафор.

 

Annotation: The article is devoted to the reception of the production of B. Sushkevich’s «Sunset» [Zakat] (1928) in Moscow Art Theater-II based on the same-name play by I. Babel. Through the prism of the cultural and historical context of the 1920s the author analyzes six critical articles of 1928 on the play. Structural analysis based on the biography of critics and the historical context allows to highlight the linguistic and stylistic features of the articles, to single out the general and the particular in the ideas of reviewers and to give a notion of what impression the play lefts to the authors and how it was perceived by contemporaries.

 

Примечания

1. МХАТ Второй: Опыт восстановления биографии. М.: Московский Художественный театр, 2010. С. 502-504.

2. Марков П., Чушкин Н. Московский художественный театр. 1898-1948 (популярный очерк). М.-Л.: Искусство, 1950. С. 58.

3. Театральная критика 1917-1925 годов: проблемы развития: сборник научных трудов. Л.: ЛГИТМиК, 1987. С. 18.

4. Театральная критика 1917-1925 годов: проблемы развития: сборник научных трудов. Л.: ЛГИТМиК, 1987. С. 22.

5. Театральная критика 1917-1925 годов: проблемы развития: сборник научных трудов. Л.: ЛГИТМиК, 1987. С. 22.

6. Театральная критика 1917-1925 годов: проблемы развития: сборник научных трудов. Л.: ЛГИТМиК, 1987. С. 37.

7. Театральная критика 1917-1925 годов: проблемы развития: сборник научных трудов. Л.: ЛГИТМиК, 1987. С. 37.

8. Театральная критика 1917-1925 годов: проблемы развития: сборник научных трудов. Л.: ЛГИТМиК, 1987. С. 37.

9. Театральная критика 1917-1925 годов: проблемы развития: сборник научных трудов. Л.: ЛГИТМиК, 1987. С. 117.

10. Эрманс В. Памяти Э. М. Бескина // Сов. искусство. 1940. № 7. С. 4.

11. Тальников Д. Закат во втором художественном театре // Современный театр. 1928.
№11.

12. Соболев Ю. «Закат» в театре МХАТ II. // Вечерняя Москва. 1928.

13. Тальников Д. Закат во втором художественном театре // Современный театр. 1928.
№11.

14. П.К. «Закат». (МХАТ II) // Правда. 1928. №52.

15. Н.В. «Закат» в МХАТ втором // Огонек. 1928. № 12.

16. Бескин Э. «Закат» (МХАТ 2-й) // Новый зритель. 1928. № 10. С. 8-10.

Статья была подготовлена в рамках проекта РНФ №19-18-00353. Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики».

 

Anastasiya Zincheko, Moscow

 

Edited by: Elena Penskaya and Olga Burenina-Petrova

Schreiben Sie einen Kommentar

Ihre E-Mail-Adresse wird nicht veröffentlicht.