НА ТЫСЯЧУ ВСЕЛЕННЫХ

И боли нет, и расстоянья нет,
и грусти, и любого дискомфорта.
И с виду это все, конечно, гордо,
но после встряски и метели – бред.
Весь мрак, все одиночество планет,

по сути, стыд, пронзивший небо стыд –
за то, что нам,
как минимум, за то что
мне одному порой бывало тошно
от счастья жизни, от смешных обид.
Хочу, когда раскаяньем убит,

уснуть среди ветров, снегов и льдин,
найдя в зиме святые ориентиры,
найдя в зиме себя,
и быть от мира –
на тысячу вселенных впереди?
на тысячу вселенных позади?

 

Anton Zorkaltsev, Novosibirsk State University

Edited by Olga Burenina-Petrova, University of Zurich, University of Konstanz and Margarita Schönenberger, University of Lausanne

Schreiben Sie einen Kommentar

Ihre E-Mail-Adresse wird nicht veröffentlicht.