«ЛИТЕРАТУРА ПЕРЕЖИЛА ГУЛАГ, … ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО»

 

Михаил Шишкин об онлайн литературе и o русской классикe

Михаил Шишкин родился в Москве. В Швейцарии живет с 1995 года. Он не только писатель, но переводчик, журналист, преподаватель. B 2019 году вышло его мультимедийное произведение на немецком языке «Мертвые души, живые носы. Введение в русскую историю культуры», которое сегодня можно найти в интернете.

Мы попросили Михаила Шишкина поговорить с нами о том, что он думает о классической и цифровой литературе, а также о роли писателя в эпоху дигитального взрыва.

 

«…Литература – это живое дерево»

Итальянский литературный критик Итало Кальвино в книге «Зачем читать классику?» (Why Read the Classics?) анализирует литературные произведения Набокова, Пастернака, Хемингуэя, Борхеса, Гомера, Овидия и др. писателей. Критик пытается ответить на вопрос, что же такое классическая литература. Классика, для него, – это те книги, о которых обычно говорят «я перечитываю…», а не «я читаю…».

Как бы Вы определили понятие классическая литература? Каких писателей Вы могли бы назвать «классиками русской литературы»?

Литература – это живое дерево. Одно произрастает из другого. Классика – это ствол, по которому текут соки из корней к ветвям. Листья – это мы, каждый год новые. Но соки к нам идут через всю классическую литературу, без нее не может быть ничего в литературе сегодняшней. Даже если Вы не прочитали ни одной строчки Пушкина – он все равно войдет в вас через всех остальных русских писателей.

 

Онлайн литература тоже может стать классикой…

Могут ли произведения, опубликованные только в интернете, стать классикой?

Почему нет?

 

«…Бумажный шрифт кажется уже слишком мелким»

Какому виду чтения Вы отдаете предпочтение, дигитальному или бумажному варианту и почему?

Уже давно предпочитаю читать на экране – там можно увеличивать буквы. Бумажный шрифт кажется уже слишком мелким.

 

«Да и я здесь чужой, „живи еще хоть четверть века“…»

Вы уже много лет живете в Швейцарии, и в Вашем «Введении в историю русской культуры» также связываете русскую культуру со швейцарской. Представьте себе, что Вы пишете Введение в историю швейцарской культуры. – Какая цитата или высказывание непременно должны были бы присутствовать в книге?

Даже представить себе такого не могу. Мне, конечно, интересна истории Швейцарии, а значит и история ее культуры, ее писатели, художники, но все-таки они мне, по сравнению с Чеховым, Шаламовым, Рахманиновым, не говоря уже об Айболите или Левитане – чужие. Да и я здесь чужой, «живи еще хоть четверть века». Но в этом, наверно, и удивительная особенность, делающая эту страна такой замечательной. Ты можешь прожить здесь до самой смерти чужим и тебя никто не тронет. А на моей родине жить чужим не так просто. Я там при «совке» чувствовал себя чужим, подпольщиком, распространяющим запрещенную литературу. В 90-е и в начале 2000-х мне какое-то время казалось, что Россия – это моя страна и в ней я все-таки не чужой. А с 2013 года меня там чуть ли не официально объявили нацпредателем. Так что я везде чужой. И Швейцария, пожалуй, лучшее место для чужих. У нее даже слоган самопрезентации: «La Suisse n´existe pas». Вот как нужно относиться в 21 веке к своей стране. Швейцарий столько, сколько живущих в ней людей. Попробуй скажи такое о России…

  

«…все будет хорошо»

Как Вы думаете, как изменится или уже изменилась работа писателя в период «коронного кризиса»?

Пройдет совсем немного времени и никто про «коронный кризис» без усмешки и не вспомнит. Ни на какие базовые процессы, как то рождение детей, скорость света или приход музыки к композитору, а романа к писателю, все это повлиять не может. Литература пережила ГУЛАГ, мировые войны, и работа писателя ни в чем принципиально не изменилась. Так что все будет хорошо.

Большое спасибо за интервью, Михаил!

 

Elena Liebich, Laura Truniger, University of Zurich

Edited by Natalia Pushkareva, Saint Petersburg State University and Olga Burenina-Petrova, University of Zurich & University of Konstanz

 

Schreiben Sie einen Kommentar

Ihre E-Mail-Adresse wird nicht veröffentlicht.