«Я просто пишу». Интервью с поэтом Екатериной Симоновой

 

Как Вы начали писать? Какую роль играли в становлении Вашего творчества интернет и электронные СМИ?

Писать я начала, когда училась в институте, в 1996-1997 годах. Поэзию, однако, никогда не любила, несмотря на то, что училась на филолога, считала ее скучноватой, да и вообще лишней тратой времени. Однако вдруг начала писать что-то – не совсем стихи, но и не совсем прозу. Пришла в местное литературное объединение, да так там и осталась, хотя изначально литераторы мне, очень мещанской девушке, не понравились. Они казались очень странными – среди моего окружения таких людей не было. Но со временем я к ним привыкла. И выяснилось, что с поэтами может быть весело. И что стихи бывают не только такими, о каких рассказывают в институте и школе, то есть не только пресными и неинтересными, а существует целый поэтический мир, который постоянно меняется.

Интернет и электронные СМИ в моем становлении не играли никакой роли. Совершенно. Ведь в 1997 году в российской глубинке не было компьютеров, а что такое интернет, я себе представляла с большим трудом. Первый раз компьютер в доме у знакомых я увидела, кажется, в 1999 году, и он был без выхода в сеть) Потом, года с 2001, стало можно подключаться к сети ненадолго – проверить почту.  Так что все, что у меня было в молодости – это живое общение. И никаких других возможностей.

Зато: чем больше в мою жизнь входил интернет, тем больше расширялся мир вокруг меня.

В одном из Ваших стихотворений Вы говорите, что не можете представить себе мыслить на другом языке, кроме русского. Жили ли Вы за границей в течение длительного времени и ловили себя на мысли о том, что свободно переключаетесь на другой язык? Легче ли, с Вашей точки зрения, думать об абстрактных понятиях на другом языке? Например, не проще ли размышлять о любви по-английски, поскольку современную медиасферу наполняет множество фильмов и музыкальных произведений на английском языке? 

Ох))) У меня проблема с языками  – я чудом русский-то выучила, и то не слишком хорошо. До сих пор удивляюсь, что не слишком много ошибок делаю, когда пишу. А другие языки вообще мне не даются – у меня очень, очень, очень плохая память.

И до 36 лет я почти безвыездно прожила в маленьком уральском провинциальном городе – в Нижнем Тагиле. Поэтому мне действительно очень сложно представить, что можно внутри себя переключаться на какой-то другой язык, кроме русского. Я не представляю, легче ли думать на других языках: просто потому, что я никогда не думала ни на каком языке – кроме того, на котором говорю с рождения. Однако, честно говоря, я не слишком об этом переживаю – нужно радоваться тому, что у тебя уже есть: той же самой привычной русской речи, которую я считаю очень красивой. Со всеми абстрактными понятиями в своей жизни я сталкивалась исключительно на русском и твердо уверена в том, что любовь на любом языке – в общем-то одинакова, даже если в одном языке для нее существует больше слов, чем в каком-то другом.

 В одном из стихотворений Вы пишете о бабушке. Насколько автобиографичен этот текст?

Стихотворение про бабушку – это текст про мою бабушку, совершенно документальный и автобиографичный. В реальности, конечно, все было гораздо тяжелее, чем в стихотворении, но это жизнь, а она всегда она состоит из хорошего и плохого одновременно. И, возможно, так и должно быть: ничто не может быть вечным, а если ты не знаешь, что такое горе, то не знаешь, что такое радость.

Что значит для Вас поэтическое словотворчество?

Стихи – это работа. Поэтому, если мои читатели узнают себя в моих текстах, находят в них что-то близкое, значит, я хорошо выполнила свою работу, и я – молодец. Так что, если кто-то видит в моих стихах что-то знакомое, я всегда рада: значит, это правдивые стихи.

На Вашей личной страничке написано, что Вы приветствуете комментарии и открытый обмен мнениями. Не могли бы рассказать об этом подробнее

Ох, а где у меня такое написано?  Не поленилась, специально сходила к себе в фейсбук, ничего не нашла)

В любом случае, комментарии я очень люблю. Лишь бы не агрессивные, потому что от чужой агрессии мне становится невыносимо скучно.

Касательно недостатков в общении с читателями. Один недостаток: я давно начала подозревать, что мои читатели считают моих котов увлекательнее и талантливее меня)))))

Про темы: я всегда пишу только о том, о чем мне хочется писать. Иначе писать было бы так не интересно, и я просто бы не занималась литературой. Потому что литература – это то, что меня спасает от тоски и помогает чувствовать себя веселой и живой.

Что бы Вы посоветовали молодым начинающим литераторам?

– Помните: лучше быть хорошим человеком и ничего не писать, чем быть прекрасным писателем и отвратительным человеком.

– Если вы – литератор_ка, то это не делает вас особенным и выше других.

– Если литература не приносит вам радости и удовлетворения, забейте на нее и забудьте про нее. В мире есть много вещей, которые не меньше литературы могут наполнить вашу жизнь смыслом.

Чем для вас является цифровая литература и какую роль она играет в вашей жизни?

Не является ничем и не играет никакой роли. Я просто пишу. Мне просто удобно выкладывать свои тексты в сети, как только они были написаны. Мне нравится, когда меня лайкают и оставляют комментарии. Литература – это развлечение, приятное добавление к повседневной жизни. Даже несмотря на то, что в глубине души я отношусь к поэзии серьезно.

В чем Вы видите самое большое преимущество в общении с другими писателями, учеными-славистами или просто людьми, интересующимися литературой?

Это простые рабочие преимущества: возможность обмена опытом; возможность оперативно знакомиться с тем, что пишут другие, а значит, оперативно меняться самой; возможность чувствовать в каких-то общих проектах и – получать от этого простое человеческое удовольствие.

 

Katarina Hartmann, University of Konstanz

Edited by Tatiana Semyan, South Ural State University and Olga Burenina-Petrova, University of Zurich and University of Konstanz

Schreiben Sie einen Kommentar

Ihre E-Mail-Adresse wird nicht veröffentlicht.