SUB SPECIE AETERNI SOMNI, ИЛИ МЕДИАПОЭТИЧЕСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПРИРОДЕ СНА И ЕГО УМОЗРИТЕЛЬНЫХ МЕХАНИЗМАХ (ОТРЫВКИ)

***

Алеаторика сна отражает его основной механизм: казнь памяти путём её расчленения. На эшафот возводят сомнамбулический организм, и страдание замыкается само на себе, поскольку желание приводится в действие гильотинированием.

***

Каждый увиденный сон представляет собой ускользающее пространство в архитектурном ансамбле дворца, важным элементом которого видится лабиринт, расположенный в центре обширного сада. Вопрос, однако, состоит в затруднении: конструируем новые формы каждую ночь, открываем ли двери?

***

Лингвистическое оформление сновидения демонстрирует тонкую формулу растворения: замолчавший субъект находится в зависимости от перевёрнутой воли болтливого двойника, нарушающего закон анонимного притяжения.

***

Ощущение присутствия другого во сне вызывает беспокойство, так как указывает на грехи прошлого. В то же время следует помнить, что, если фигуры умолчания являются неизвестными, то их выносит за скобки, таким образом, они оказывают влияние на все последующие действия.

(Примечание: присутствие другого может ощущаться как желательное, но случай этот – патологический, пагубно действует на весь алгоритм.)

***

Диалектика сна заключается в невозможности определения как его начала, так и его конца. Другими словами, одно и то же событие оказывается не-сном и не-явью одновременно. Это касается также доказательства существования двойных, тройных etc. снов, но более всего – бесконечных.

***

Риторика сна подразумевает овладение индивидуальными точками смерти. Они соотносятся с пространствами дворца (см. выше), или, согласно новейшим предположениям, геометрическими телами воздуха, как правило, ближе к парку. Мы склонны думать, что овладение точками смерти играет главную роль в постижении совершенной архитектуры сновидения.

***

Существует также теория «возможности острова», рассматриваемая как альтернатива теории дворца (наиболее распространённой и, в принципе, подтверждаемой в 83,7 % казусов сна), действующая в терминах «подвешенного сада» или «застывшего маятника», избавленного как от казни страдания, так и от поиска точек смерти. Косвенным подтверждением существования подобных островов служат случайно открытые руинированные дворцы, которые когда-то, по всей видимости, были покинуты внезапно, необъяснимо. Принимая во внимание разделяемый нами постулат о не-пустотности сна, мы допускаем функционирование и других прозрачных систем.

 

 Yaroslava Zakharova, Smolny College of St.Petersburg State University

Edited by: Olga Burenina-Petrova, University of Zurich & University of Konstanz and Konstantin Bogdanov, Russian Literature Institute (Pushkin House), St. Petersburg

Schreiben Sie einen Kommentar

Ihre E-Mail-Adresse wird nicht veröffentlicht.