О выставке Александра Родченко в Норильске

Александр Родченко – одна из значимых и центральных фигур русского авангарда. Творчество Родченко связано с футуризмом и конструктивизмом, разработкой первых плакатов в СССР, экспериментами в области архитектуры, фотографии, рекламы и дизайна, а также с целым рядом других инновационных направлений изобразительного искусства XX века. Круг единомышленников и учеников Родченко широк. Однако самым близким другом и искренним сподвижником была его жена – художница Варвара Степанова. Потомки Родченко и Степановой – внук Александр Николаевич Лаврентьев и правнучка Екатерина Александровна Лаврентьева – занимаются историей искусства, искусствоведением, курируют выставки, посвященные творчеству Александра Родченко и Варвары Степановой, и, кроме того, реализуют уникальные авторские художественные проекты.18 октября 2018 года в Норильске под руководством Е.А. Лаврентьевой была проведена одна из таких выставок. Она называлась: «Конструктивный мир. Мечты о пространстве». На выставке были представлены художественные работы не только Александра Родченко, но и других представителей русского конструктивизма (например, Захара Быкова и Ольги Розановой). В рамках норильской выставки Е. А. Лаврентьева проводила для юных любителей искусства мастер-класс «Книжка о вещах». Его участники по-настоящему окунулись в процесс книгоиздания: дети помещали вымышленного главного героя в сюжет и мастерили книгу, исходя исключительно из своей детской фантазии. Книги создавались на производственную тематику и должны были начинаться минималистично: «Я строю» или «Я проектирую». Несмотря на определенную сложность поставленной задачи, дети с удовольствием конструировали свои первые книги. Работа над оформлением книг строилась по принципу плакатной живописи 20-30-х годов XX века. Такой подход – творить искусство, начиная с самого детства и используя лишь ножницы и бумагу, – наверняка был бы оценен Родченко по достоинству.

 Ксения Лезина, студентка Цюрихского университета

 

Выставка «Конструктивный мир. Мечты о пространстве. Александр Родченко и его круг», открывшаяся в Норильске в декабре 2018 г., была организована Музейно-выставочным комплексом «Музей Норильска», возглавляемым Н.Н. Федяниной, и Академией имени Строганова (Москва), при сотрудничестве с архивом А.М. Родченко и В.Ф. Степановой. Кураторами выставки являлись К.Н. Гаврилин, А.Н. Лаврентьев, Е.Н. Лаврентьева. Экспозиция выставки призвана была не только предъявить зрителю творчество Александра Родченко как целостную систему – «конструктивный мир», где инженерно-технологическое начало становится ведущей идеей его функционирования и создания авторских объектов искусства и дизайна, но и продемонстрировать зрителю саму идею создания нового пространства для жизни, новой действительности, участником, строителем которой мог стать каждый «производственно» мыслящий художник. Конструктивизм изначально продвигался как универсальный проектный метод – и здесь речь идет как о глобальном подходе к решению любых художественных задач, так и о доступности и ясности самого метода создания «целесообразной вещи».

Авторская художественная концепция Александра Родченко была представлена как фактор становления «производственного искусства», возникновения новых принципов построения визуальной культуры, в разработке которых впоследствии принимали участие люди различных профессий (архитекторы, режиссеры театра и кино, критики, писатели, скульпторы, живописцы, дизайнеры), а также, благодаря ВХУТЕМАСу-ВХУТЕИНу, новые поколения художников-производственников. Ее герой – творец-художник, изобретатель – инициатор новых открытий, вовлекающий в свою деятельность следующих участников, совместными усилиями выстраивающих «искусство будущего». Еще на средневековых миниатюрах космос, мир всегда стремились упорядочить и заключить в форму круга, представить как элемент геометрии, чистой и совершенной. Слово «круг» в названии выставки, на самом деле, проявляет себя в нескольких прочтениях – как обозначение круга единомышленников и в качестве конструктивного, композиционного элемента. Круг – элемент проектно-художественной системы Александра Родченко и определение коллективного поля деятельности, два значения, которые по-своему обрисовывают специфику «производственной» среды. В сочетании со словами «мечты о пространстве» вся эта история приобретает особый возвышенный, идеалистический оттенок – приближение будущего и обустройство будущего посредством искусства, ставшее самым сильным проектным механизмом авангарда.

Экспозиция охватывала яркий период жизни Александра Родченко, связанный с творчеством новых предметных форм и основанием отечественной школы дизайна. В течение 10 лет с 1920 по 1930 год он преподавал в новаторской школе нового типа: ВХУТЕМАСе-ВХУТЕИНе, созданной на базе Императорского Строгановского училища и ставшей прообразом многих современных школ архитектуры и дизайна во всем мире. Эстафету новаторства Родченко подхватила не только его супруга, «амазонка» русского авангарда Варвара Степанова, но и один из учеников, Захар Быков, ставший впоследствии ректором воссозданной после войны в 1945 году Строгановской школы. Молодые художники, студенты Родченко входили в уникальную научно-художественную организацию Институт художественной культуры в 1920-1922 годах. Вместе с учениками он создавал новаторскую рекламу на стихи Владимира Маяковского. Студенты ВХУТЕМАСа командировались в Париж в 1925 году изучать новую архитектуру и дизайн на Международной выставке декоративного искусства и художественной промышленности. Центральным экспонатом советского павильона, привлекавшим внимание передовых художников и архитекторов Запада, был Рабочий клуб, спроектированный Родченко специально для выставки как пример нового в социальном отношении интерьера. На фотопортретах Родченко мы видим целую плеяду творцов искусства 1920-х годов: поэтов Владимира Маяковского и Николая Асеева, архитекторов, художников и дизайнеров Александра Веснина, Александра Шевченко, Любовь Попову, деятелей кино Льва Кулешова (изобретателя киномонтажа), кинодокументалистов Алексея Гана и Эсфирь Шуб. Все они входили в своеобразный «Левый фронт искусств». Голосом этого сообщества стал журнал «ЛЕФ», издававшийся под редакцией Владимира Маяковского и Осипа Брика. Вся эта группа творцов-новаторов была тесно связана с художественной и дизайнерской школой ВХУТЕМАСа-ВХУТЕИНа.

Экспозиция была разделена на три части: лаборатория конструктивизма (живопись, графические архитектурные проекты, конструкции Александра Родченко), дизайн (обложки книг и реклама, костюмы, рисунки для ткани, выполненные не только Александром Родченко, но и Варварой Степановой, Ольгой Розановой, Захаром Быковым), фотографии Александра Родченко (портреты участников ЛЕФа, репортажи для журналов «Даёшь!», «Экран рабочей газеты», «СССР на стройке» и других). Подобная идея экспозиции позволила наглядно продемонстрировать формирование авторского метода Александра Родченко, рождение конструктивизма в рамках первых опытов по созданию композиций и объектов с помощью чертежных инструментов. Своеобразным лейтмотивом в этом зале стала конструкция «Овал в овале» (из серии «Плоскости, отражающие свет»), где объем (а вместе с ним и сложное пространство внутри нее) формируется с помощью десяти последовательно уменьшающихся по размеру овальных «рамок». Она представляет собой своего рода переходное звено между экспериментом и дизайн-проектированием, олицетворяя собой не готовую вещь, но принцип ее работы и функционирования. В сложенном виде эта конструкция представляет собой набор деталей, вложенных одна в другую и лишенных объема. Объем конструкции придает умелое размещение одной детали внутри другой, разворот каждой из них в определенной плоскости по отношению к предыдущей. Она являет собой принцип комбинаторики и трансформации, создания вещи из однотипных элементов и включение различных состояний вещи (плоское – объемное) в программу ее работы. Принцип, на основе которого «живут» и «действуют» экспонаты второго зала – предметы дизайна (полиграфия, текстиль, керамика). Одной из знаковых вещей здесь можно считать эскиз для керамической плитки Захара Быкова – уникальную комбинаторную систему, позволяющую выстраивать разнообразные узоры в зависимости от сочленения поверхностей, при этом набор основных элементов рапорта предельно прост – сегмент круга и окружности. И своеобразной финальной точкой всей экспозиции становится зал с фотографиями Александра Родченко – своего рода визуализация его взгляда на действительность, буквальное погружение в систему мироощущения человека. Именно фотография дает возможность увидеть, как мыслит человек, как он расставляет акценты на визуальном материале, с которым сталкивается день ото дня.

На занятиях со студентами во ВХУТЕМАСе в рамках дисциплины «Графическая конструкция на плоскости» Александр Родченко презентовал серию композиционных схем на основе линии, круга и треугольника. На их основе предполагалось создание разнообразных графических композиций (этими же схемами пользовался и сам Родченко при создании рекламы и обложек книг, верстке альбомов). По сути, эти схемы можно назвать продолжением его первых опытов по созданию композиций с помощью чертежных инструментов, с той лишь разницей, что здесь мы уже имеем дело с упорядоченной, предельно минималистичной структурой – действительно универсальной композиционной основой. Можно сказать, что идея такой композиционной схемы лейтмотивом проходит сквозь всю экспозицию, становится неким объединяющим фактором, способным представить разрозненные вещи как целостное пространство, как «конструктивный мир», новую вселенную. И в фотографии эти схемы также находят свое отражение, становясь канвой, например, знаменитых ракурсных снимков Родченко (серия «Дом на Мясницкой»). Действительность (дома, колоннада, лестница) оказываются «уложенными» в жесткую геометрическую схему и от этого приобретают актуальный, современный облик. Для Родченко одним из важнейших факторов съемки был не сюжет, но принцип (точка зрения на сюжет), который как раз и позволял создавать ощущение бытия внутри обновленного мира. Именно ракурс становился тем, что позволяло генерировать новую действительность – показ привычного предмета с неожиданных точек зрения, что позволяло открывать его незамеченные ранее качества.

Собственно, и в дизайне смена точки зрения на поставленную проблему позволяла создавать вещи нового типа, вещи-трансформеры. Многофункциональнось и трансформация объекта, заранее заданные Родченко в качестве проектной задачи позволяли увидеть привычные стул, стол, лампу в ином ключе, создавать вещи-аппараты, вещи, которые характеризовали собой новый быт, новый «конструктивный мир», становились как бы его внутренним механизмом, обеспечивающим его функционирование. Сегодня каталог любой выставки является не просто документальным фактом, подтверждающим событие, но вариантом «бумажной экспозиции», продолжением кураторского исследования. В связи с данной тенденцией было принято решение сформировать концепцию каталога, опираясь на идею конструктивного мира и новаторского пространства, созданного Александром Родченко и его единомышленниками. В классической искусствоведческой практике принято рассматривать творчество художников, опираясь на жанровую классификацию. Оценивать вклад художника в конкретных областях творчества  живописи, графике, театре, дизайне, полиграфии. Но, как правило, подобное разделение не дает точного представления об авторской системе восприятия, методе как совокупности личностных и профессиональных приоритетов, понимания того, что можно назвать двигателем, некоей внутренней установкой художника, причиной, побуждающей искать, нащупывать нечто, у чего еще нет ни формы, ни названия. Выявить это возможно, если обнажить скрытые механизмы, причины, отвечающие за формирование рабочей стратегии художника. Причем, важно не только назвать эти сквозные идеи и принципы, но и предъявить их читателю того или иного издания, посетителю выставки визуально. Одновременность показа станковых работ, формально-композиционных «формул» Родченко и его фотографий, рекламной графики, дизайнерских проектов подтверждает наличие единого творческого метода, в котором структура, принципиальная элементарная схема композиции, крупные формы и их сочетания принципиально важны как некий универсальный уровень миростроительства.

Русский художественный авангард, безусловно, область широко изученная, но каждая эпоха, каждое десятилетие заставляет взглянуть на хорошо известные вещи иначе  увидеть в них смысл, транслируемый именно этому времени. И сегодня, как мне кажется, наступает момент, когда необходимо вспомнить о том, что Родченко называл «революцией духа»  о силе творческого потенциала, о ее уникальном, одновременно разрушительном и созидательном качестве. Осознать ее как желание преобразования всего  и действительности, и мышления, и эмоциональной сферы, и профессии художника (который теперь  изобретатель), поскольку сегодня невероятно быстро мир меняется технологически, смещая профессиональные системы координат, сталкивая различные области творчества, интегрируя их. По-своему это также «революционный» сдвиг, провоцирующий художников на очередные эксперименты в области выявления границ и задач искусства, методов воздействия на зрителя.

Александр Родченко, по сути, в рамках своих творческих поисков в различных сферах визуального творчества вырабатывал метод  метод конструктивного и независимо-экспериментального отношения к поставленной задаче. Задачу он мог как поставить себе сам (назвав себя «Колумбом от живописи») или получить в виде редакционного задания на съемку фоторепортажа, предложения по декорационному оформлению спектакля или кинофильма, работая со студентами во Вхутемасе и внедряя новые педагогические программы в области «производственного искусства». И именно данная книга  каталог выставки «Конструктивный мир» впервые ставит своей целью показать творчество Родченко как целостную систему  не с позиций перечисления и анализа объектов, созданных им в различных областях, а вычленяя прежде всего аспекты творческого метода художника, опорные точки его визуальной системы восприятия. Поэтому здесь нет деления на традиционные жанры  главы носят название «Круг», «Плоскость», «Линия», «Пространство и перспектива». В рамках каждой главы рассматриваются и фотография, и обложки книг, и конструкции, наглядно демонстрируя становление принципа  от лабораторных опытов через дизайн и полиграфию к фотографии. Именно фотография здесь является главным аккордом преобразуя знакомые вещи посредством ракурса, диагональной композиции и крупного плана в ясные ритмические структуры, знакомые нам по другим областям его творчества. И такой подход позволяет легко вписать в эту систему и работы его учеников и единомышленников, коллег по цеху конструктивистов – увидеть их как освоение и развитие принципов формообразования, предъявленных мастером. «Радуйтесь, сегодня революция духа перед вами!», гласит рукописный плакат  Радуйтесь ибо важен и эмоциональный посыл русского Авангарда, восторг от возможности соединить жизнь и искусство, обновить мир не столько посредством радикальной перестройки, сколько изменив «угол зрения», настроив иначе нашу систему восприятия. В ней именно «умение видеть необыкновенно обыкновенные вещи» становится катализатором творчества и тем, что дает ощущение жизни. А несколько глав этой книги перечисляют наиболее характерные точки «системы координат» Александра Родченко, приглашая каждого не только вплотную прикоснуться к методу художника, понять скрытые механизмы творчества, но и попробовать увидеть мир глазами конструктивиста. В рамках выставки была подготовлена обширная образовательная программа, которая была проведена непосредственно кураторами выставки (К.Н. Гаврилиным и Е.А. Лаврентьевой) и сотрудниками Музейно-выставочного комплекса «Музей Норильска». Программа была рассчитана на широкую аудиторию, лекционный курс затрагивал различные аспекты творчества Александра Родченко, от дизайна до фотографии.

Предусмотрено было и проведение мастерклассов для учащихся школ Норильска, где дети, опираясь на предложенный визуальный материал (презентацию, включавшую образцы производственной детской книжки-картинки и собственно экспозицию выставки), должны были создать макет книги, отвечающий требованиям художников-конструктивистов. Важной оставалась и тематика будущей книги – детям предлагалось рассказать динамичную историю, создать визуальный сценарий события, показать через иллюстративный ряд изменения и трансформацию действительности. Заранее были подготовлены материалы – основа для создания книги, буквы (гарнитура «Родченко», автор Тагир Сафаев), цветная бумага, материал для фотомонтажа. Используя эти простые компоненты, участникам мастеркласса предлагалось окунуться в воображаемую мастерскую Александра Родченко и понять, на основе каких базовых элементов и по каким законам существовал полиграфический дизайн в 1920-е г.

Форма мастеркласса позволяет «анатомически» разложить тот или иной прием в искусстве на отдельные элементы, выявить механизм их работы, что дает возможность более осознанно воспринимать сам объект художественного творчества. Для детей ведущим лейтмотивом их деятельности является игра – знакомство с правилами и элементами (героями), которое влечет за собой авторскую переработку информации и создание на основе предложенного материала своей версии. По сути, мастерклассы, предлагающие детям окунуться в эпоху 1920-х, напоминают игру с модульными частями конструктора. Сама художественно-идеологическая программа авангарда является строгой модульной системой, ограниченным набором форм, цветов, материалов, обусловленных инженерно-технологическими задачами, поэтому в рамках детской игры это сравнение приобретает особый подтекст. С одной стороны – это знакомая форма деятельности для ребенка, а с другой – сам принцип комбинаторики и вариативности, «построения» любых объектов из отдельных элементов является прямой отсылкой к идеям русского и европейского авангарда. В контексте полиграфического дизайна подобная форма «конструктора» подразумевает игру с геометрическими формами, буквами, фотоизображениями, позволяя собирать «иллюстрированные» тексты, картинки-ребусы. В качестве отправной точки выступают, как правило, книжки-картинки сестер Чичаговых, учениц Александра Родченко, создавших одни из наиболее «правильных» вариантов конструктивистской детской книги: чертежный рисунок (персонажи будто сложены из геометрических форм или нарисованы с помощью линейки и циркуля), текст вплавлен в поле иллюстрации так, что вся композиция в целом начинает напоминать знаменитую рекламу для Моссельпрома Александра Родченко. У Галины и Ольги Чичаговых была и книга, проиллюстрированная с помощью фотомонтажа, «Егор – монтер». Детям предлагается не копировать отдельные издания, а прежде всего понять принцип создания новой книги, ее задачи, почувствовать смену темы повествования и применить этот опыт к настоящей действительности, которая должна стать героем их собственной книжки-картинки. Здесь важной становится точка зрения, «ракурс», позволяющий увидеть современные процессы (путешествие, строительство дома, устройство вещи) глазами художников-конструктивистов, выстроить четкий и системный рассказ о событии, используя типографику, акцентировку текста, изображения-символы.

Собственно говоря, форма мастеркласса стала своеобразной отсылкой к идее выставки – популяризации и распространения проектных и художественных методов конструктивизма, и построение (пусть и на уровне концепции) нового визуального пространства, новой действительности. Владея «ключом» конструктивизма, элементами системы формообразования можно было без труда создавать новые объекты, что по определению оказывались связаны друг с другом в некий условный единый, слаженно работающий механизм, в который должна была бы в итоге превратиться среда, окружающая человека. Как показало время, все проектные системы русского и европейского авангарда оказались не только универсальными в плане приобщения их к различным формам творчества, но и гибкими по отношению к временным рамкам, став сегодня своеобразными эталонами, кодами, с помощью которых и сегодня возможно создание функциональных и «целесообразных» вещей. И книжки, которые сделали дети, наглядно продемонстрировали этот принцип – современную действительность удалось легко «уложить» в программу конструктивизма, пересказать с помощью классических приемов 1920-х. Таким образом, «конструктивный мир» и «мечты о пространстве», заявленные в названии выставки, оказались расширены до границ настоящего времени – смогли охватить «будущее», о котором мечтали художники-производственники.

Ekaterina Lavrentieva, Stroganov Academy, Moscow

Edited by Olga Burenina-Petrova, University of Zurich and Margarita Schönenberger, University of Lausanne

 

Редакция журнала SlavicumPress выражает большую признательность Е.А. Лаврентьевой за предоставление фотоматериала.

 

 

 

 

Schreiben Sie einen Kommentar

Ihre E-Mail-Adresse wird nicht veröffentlicht.