С возникновением в XXI веке социальных сетей коммуникативный потенциал общества существенно расширился. Появились новые коммуникативные жанры, доселе не существовавшие. Однако  глобальность и необъятность коммуникативного потенциала информативных единиц вынуждает человека, взаимодействующего с информацией и другими людьми,  сталкиваться  с негативной стороной процесса коммуникации.
Информативная новация  может затеряться  в общем информативном потоке и остаться  незамеченной, невостребованной. Следовательно, требуется сигнал, привлекающий внимание и содержащий смысл. Таким своеобразным феноменом, реагирующим на ситуации в современной интернет-коммуникации, является интернет-мем.
С появлением и быстрым распространением в паутине интернета забавных картинок, надписей, фото-жаб и других медиафеноменов актуализуется вопрос об определении понятия интернет-мема. Понятие мема ввел в речевой оборот британский биолог Ричард Докинз на страницах своей научно-популярной книги «Эгоистичный ген». Там же он охарактеризовал мем как единицу передачи культурной информации, ориентированную на максимальное свое воспроизведение и распространение, т. е. репликацию [Докинз, 2013, с. 126]. Однако исследователь использовал это понятие в только контексте эволюционной эпистемологии. В русскоязычной интернет-культуре исследователи Т.В. Аникина [Аникина, 2016, с. 54-57], В.А. Бережной [Бережной, 2014, с. 135-144] и  Е. И. Горошко, отталкиваясь от взглядов Докинза, сформулировали теорию создающегося и функционирующего в интернете интернет-мема [Горошко, 2007, с. 370-389].
На самом деле семантико-информационный потенциал интернет-мема еще не до конца осмыслен. С одной стороны, интернет-мем распространяется в определенном контексте, что говорит нам о том, что только знающий определенный контекст человек в состоянии понять содержащуюся в нем информацию. С другой стороны, интернет-мем может как передавать информацию, так и не доводить ее до сведения. Интернет-мемы способны распространяться и наслаиваться друг на друга, что ставит проблему интернет-мема как, с одной стороны, способа передачи информации (в этом мем чем-то похож на язык), а с другой – сосредоточивания в себе метафоры, первичного элемента искусства, и на этом хотелось бы остановиться подробнее.
Если мы будем рассматривать креолизованный интернет-мем (т. е. интернет-мем, структурными компонентами которого являются текст и картинка), то по своей структуре креолизованный интернет-мем тяготеет к плакату, в искусстве которого метафора является очень важным, смыслообразующим элементом. Метафора в плакате довольно прямолинейна, нацелена на восприятие массовым реципиентом и точное считывание информации [Игошина, 2009, с. 134-140], что можно применить и к метафоре в интернет-меме. Однако необходимо отметить, что интернет-мем обладает потенциалом становиться бесконечным за счет приращения новых смыслов как в воображении реципиента, так и в структурной последующей модификации:

©Dmitry Filatov. Разрастание 1
©Dmitry Filatov. Разрастание 2
©Dmitry Filatov. Разрастание 3

На примере данных интернет-мемов, взятых из популярной публичной страницы в социальной сети ВКонтакте «4ch» (рис. 1–3), наглядно продемонстрировано, как они могут разрастаться, при этом структурные приращения становятся смысловым звеном к предыдущей части цепочки. Это отличает креолизованный интернет-мем от плаката, поскольку его жанровые границы не позволяют ему разрастаться, преобразовываться, в отличие от мема, в определении которого данная функция отмечена как одна из главных. Метафора в искусстве не только становится средством для передачи информации путем соотнесения характеристик объекта, но и имеет автономную художественную ценность; иными словами, метафора в искусстве становится инструментом мысли, а также плодом этой самой мысли, то есть определенным способом познания [Теория метафоры, 1990, с. 16]. Интернет-мем, в сравнении с объектом искусства, использует метафору для создания точного образа через сопоставление, однако не несет в себе художественности – метафора здесь служит для максимально быстрого считывания образа реципиентом. Кроме того, если задуматься, то окажется, что у интернет-мема и поп-арта есть много общего (Достаточно вспомнить ставшую уже классической работу Энди Уорхола «Campbell’s Soup Cans»). Поп-арт – направление в искусстве, превращающее в художественные объекты продукты общественного потребления. Если использовать эту аналогию, то нетрудно заключить, что продукты общественного потребления, становясь объектами искусства, перестают быть только лишь продуктами. Поскольку задача искусства не только в том, чтобы через образ (предмет) передать определенную информацию, но и в том, чтобы запечатлеть этот образ (предмет) не как что-то, посредством чего можно переживать произведение эмоционально, а непосредственно как объект эмоционального восприятия – прямое осуществление художественной функции. Если же мы будем говорить об интернет-мемах в искусстве, то здесь, помимо своей функции в качестве трансляторов зашифрованной определенным способом информации, у них появляется функция, направленная непосредственно на сам интернет-мем, а не на реципиента. Таким образом, главным в искусстве становится не то, что сообщается, а само сообщаемое.
Необходимо отметить, что в каждом отдельном случае интернет-мем выступает не только как определенный концепт, уже обросший смыслами, историями, который связывает нас с реальной действительностью, но и как объект искусства: поскольку изменяется задача интернет-мема, нам, к примеру, почему-то больше уже не хочется смеяться при виде «смешного» мема, поскольку важен не его коммуникативный потенциал, а его способность порождать другие смыслы, замыкаясь на самом себе.

Abstract:
This article is dedicated to problems of a function of metaphor in Internet memes and their potential to become objects of art. The research work presents a difference in the function of metaphor in Internet memes in comparison with the function in visual art; the article clarifies the role of Internet memes in art. The article proposes an example of Internet memes.

Литература:
1. Аникина Т. В. Интернет-мем в условиях современной коммуникации // Новая наука: Опыт, традиции, инновации. 2016. С. 54–57.
2. Бережной В. А. Интернет-мем и анекдот: к постановке проблемы // Вісник Запорізького національного університету. Філологічні науки. 2014. № 1. С. 135–144.
3. Горошко Е.И. Теоретический анализ Интернет-жанров: к описанию проблемной области // Жанры речи. Вып. 5. Жанр и культура. 2007. С. 370–389.
4. Докинз Р. Эгоистичный ген. М.: АСТ: CORPUS, 2013.
5. Игошина Т. С. Метафора как средство художественной выразительности плакатного искусства // Вестник ЧелГУ. 2009. № 17. С. 134–140.
6. Теория метафоры: Сборник: Пер. с анг., фр., нем., исп., польск. яз. / Вступ. ст. и сост. Н. Д. Арутюновой; Общ. ред. Н. Д. Арутюновой и М. А. Журинской. М.: Прогресс, 1990. 512 с.

Dmitry Filatov, Saint Petersburg State University

Edited by Natalia Pushkareva, Saint Petersburg State University and Tatiana Naydina, Tamkang University

Schreiben Sie einen Kommentar

Ihre E-Mail-Adresse wird nicht veröffentlicht. Erforderliche Felder sind mit * markiert.

*