Рецензия на книгу Э. П. Карпеева «Русская культура и Ломоносов»

Книга петербургского ученого Энгеля Петровича Карпеева (1925-2016) была издана пятнадцать лет назад небольшим тиражом и мгновенно раскуплена читателями. С тех пор эта книга, к сожалению, больше не переиздавалась. Между тем, она представлят собой не только букинистический интерес. В ней собраны ценные научные факты, касающиеся биографии и творчества Михаила Ломоносова – ученого, поэта, художника, философа, – показавшего своим современникам, что творческая личность способна проявлять себя параллельно в самых разных, казалось бы, несовместимых друг с другом направлениях и при этом добиваться важных, неповерхностных результатов. Энциклопедистом, универсальным человеком был и автор этой книги, Э.П. Карпеев, возглавлявший на протяжении многих лет Музей М. В. Ломоносова в Санкт-Петербурге http://www.museum.ru/M221. Подобно Ломоносову, Э.П. Карпеев занимался и гуманитарными и естественными науками, изучал философию, литературу, историю культуры, был, по воспоминаниям его учеников, коллег и друзей, блистательным оратором, умным и обаятельным собеседником. Научную эрудицию и компетентность автора книги, являвшегося также и редактором-составителем «Краткого энциклопедического словаря» о Ломоносове, изданного в: СПб.: Наука, 1999 и переизданного в: Москва: Фонд поддержки экономического развития стран СНГ, 2009), можно считать продолжением ломоносовской традиции энциклопедизма в культуре.

Э. П. Карпеев. Русская культура и Ломоносов. Санкт-Петербург, Наука, 2005,140 с.

_____________________________________________________________________

Книга Э. П. Карпеева не просто продолжает традицию изучения личности и творчества одного из образованнейших русских людей XVIII в., а предоставляет читателю возможность на фоне анализа культурных процессов познакомиться с „реальным Ломоносовым“, осмыслить роль его научных трудов в истории российской и мировой культуры. Основные задачи, которые ставит перед собой автор книги, заключаются в том, чтобы, с одной стороны, развенчать «миф о Ломоносове», а с другой стороны, проанализировать особенности происхождения и развития российской культуры в европейском и мировом контексте, что созвучно культурологической теории Д. С. Лихачева.

В первой главе «О Ломоносове-человеке», обсуждающей неизвестные и весьма любопытные факты биографии Ломоносова, автор, раскрывая личностное начало ученого, его восприимчивость к другим культурам, энциклопедизм знаний и романтизм научных поисков, показывает, что как раз специфика личности и оказалась во многом «повинной» в дальнейшей «мифологизации» образа этого человека. «Миф о Ломоносове», окончательно сложившийся в конце 1940-х гг. под влиянием высказываний академика С. И. Вавилова, постулировал, что русский ученый, научные интересы которого были, действительно, чрезвычайно широки и многогранны, является основоположником практически всех фундаментальных научных дисциплин – физики, химии, астрономии, оптики, геологии, минералогии и кристаллографии, техники, географии и метеорологии, экономики, истории и литературы, педагогики. В конце концов миф о Ломоносове обернулся тем, что в ходе советской идеологической кампании конца 1940-х гг. открытия ученого стали рассматриваться как «опередившие мировую науку», а сам ученый – как «человек-оркестр», создавший первую в России научную химическую лабораторию, организовавший астрономические и метеорологические исследования, участвовавший в снаряжении географических и геологических экспедиций, в подготовке плаваний с целью изучения и освоения Северного морского пути, разработавший проекты переустройства Петербургской академии наук и основавший Московский университет.

Миф, известный читателю из учебников истории и литературы, развенчивается не только в главе «Миф о Ломоносове», но и на протяжении последующих глав, посвященных особенностям культуры Восточно-христианской цивилизации.

В главах «Христианская цивилизация до разделения церквей», «Разделение церквей», «Западно-христианская церковь после схизмы», «Становление восточно-христианской цивилизации» и «Восточно-христианская цивилизация» показано, что в силу многих причин только в Западно-христианской цивилизации появилась и с различной степенью интенсивности развивалась рациональная линия. В русской культуре примерно до начала XVIII в. рациональная линия развития отсутствовала. Роль Ломоносова для русской культуры и науки заключается в том, что его деятельность привела к появлению в русской культуре рационализма (глава «Рационализм Ломоносова»), что в значительной степени мотивировало создание целого ряда важных фундаментальных естественнонаучных дисциплин и включение русской науки в общеевропейский научный процесс. Размышления о культуре в ее наиболее сложных и важных для понимания проявлениях дают автору возможность разработать концепцию, согласно которой «наиболее репрезентативным признаком того или иного типа культуры является идеал человека, формируемый и воспроизводимый этой культурой». Петровские реформы, как подчеркивает автор (глава «От древнерусской культуры к культуре Нового времени»), заложили основы для перехода к культуре Нового времени и создали условия для изменения оценки роли и значимости науки.

В главе «Ломоносов – профессор Петербургской Академии наук» предлагается концепция зарождения национальной науки, согласно которой она возникает с появлением первой оригинальной научной работы и с признанием научным сообществом заслуг ученого. Зарождение российской науки Э. П. Карпеев относит к 1745 г., т. е. ко времени написания Ломоносовым диссертации «О металлическом блеске» и с присвоении ему за эту работу Академическим собранием Петербургской Академии наук звания академика. Кроме того, как показано в главах «Физика и физическая химия Ломоносова» и «Ломоносов – просветитель», рационалистические воззрения Ломоносова и разработанная им физическая картина мира предоставили ученому прекрасную почву для просветительской деятельности, благодаря которой он оказывал значительное влияние на интеллектуальную ситуацию в русской культуре XVIII в.

Таким образом, в книге затронут целый ряд важных, ранее не исследованных тем и вопросов, принципиальных для дальнейшего изучения теоретического наследия русского homo universalis – Михаила Ломоносова.

Э. П. Карпеев. Краткая биография:

Энгель Петрович Карпеев родился 16 мая 1925 г. в Москве. В 1940 г. после окончания 7-го класса средней школы поступил в 1-ю Военно-морскую специальную школу г. Москвы. В октябре 1941 г. вместе со школой был эвакуирован в г. Ачинск Красноярского края, а затем в Куйбышев, где закончил 9-й класс. Затем был направлен на подготовительный курс Военно-морского интендантского училища. В августе 1943 г. после окончания 10-го класса поступил в Высшее Военно-морское инженерное училище им. Дзержинского, которое в это время находилось в Баку. В 1944 г. училище было переведено в Ленинград. По окончании училища в 1948 г. служил на Северном флоте. В 1956–1959 гг. проходил адъюнктуру и после защиты диссертации, получив степень кандидата технических наук, стал преподавать в Военно-морском инженерном училище в г. Пушкин.

В 1975 г. Э. П. Карпеев вышел в запас и вскоре возглавил Музей М. В. Ломоносова, проработав в должности заведующего музеем до 2002 г., став за это время специалистом в области русской культуры и ломоносововедения. С 2002 г. и до последнего дня своей жизни он работал в Санкт-Петербургском филиале Института истории естествознания и техники РАН, продолжая заниматься исследованиями в области истории, философии и культурологии, в частности, начал писать исследование о швейцарском, немецком и русском математике и механике Леонарде Эйлере, фрагмент из которого был опубликован главным редактором журнала schwingen.net Мариной Охримовской в 2016 г.: https://schwingen.net/2016/xviii-vek-nazyvajut-ego-imenem/.

За помощь в составлении и уточнении краткой биографии Э. П. Карпеева автор рецензии приносит благодарность дочери Э.П. Карпеева – Ольге Карпеевой. Более детальную информацию об ученом можно прочитать на сайте: http://www.karpeev.com/.

Praskovia Ganus, Universität Konstanz

Фотографии:

  1. Э.П. Карпеев – директор Музея М. В. Ломоносова, 1986 г. Из личного архива Ольги Карпеевой
  2. Э.П. Карпеев в Музее М.В.Ломоносова, 1987 г. Из личного архива Ольги Карпеевой
  3. Э.П. Карпеев, член-корреспондент РАН, профессор А.В. Бондарко и профессор СпбГу В.И. Трубинский на юбилейном вечере в честь профессора СпбГу Г.Н.Акимовой, Санкт-Петербург, Спбгу, 2009. Из личного архива Н.В. Пушкаревой.
  4. Э.П. Карпеев, 2009. Из личного архива Н.В. Пушкаревой
  5. Э.П. Карпеев в доме отдыха под Зеленогорском, 2013. Из личного архива Н.В. Пушкаревой
  6. Э.П. Карпеев в доме отдыха в Павловске (в кругу друзей), 10 августа, 2015. Из личного архива Н.В. Пушкаревой