Это кроны шумят у деревьев,
Просто ветви дерутся за солнце.
И на цепи не слышно звеньев,
Моей шее от них неймется.

Ржавый след, как наскальный рисунок.
Очертил мое горло петлею.
Я брожу, как заблудший ребенок,
Или маятник, вверх головою.

Вновь удушенный ветром навстречу,
Кислый лик затеряю меж пазух.
Мои ребра пробиты картечью,
А за ними там бьется проказа.

Карий глаз замечает удавку,
Пара мышц наклоняют мне спину.
Не убрать ли себя с прилавка?
Не хочу я быть проданным псинам.

Ветви бьются за солнце и жизнь,
На одну в произвольном порядке
Я накинул свой максимализм,
С этим миром играя в прятки.

Эта ветка, так мчавшая к свету,
Поломалась и сбросила тушу.
Как же, думал я, было нелепо,
Ей погибнуть за мою душу.

Ржавый след не пророчески стынет,
Моей храбрости топит фрегаты.
Но урок я извлек, и отныне,
Не сменю свою цепь на канаты.

Farid Veliev, Kazakh Ablai Khan University of International Relations and World Languages