Я не хочу увидеть всех надгробий,
Что в грубом камне теплятся в полях.
И горсть песка хочу я брать в ладони,
У моря, в теплых, мраморных краях.

А неизбежность только давит на живое,
Смеркаясь, день отсеял предыдущий.
И солнце будит, словно пенье горловое,
Лучи остынут лишь на сон грядущий.

Вдруг день прошел, искра его погасла.
На склоне трупы дней совсем похожих.
И средь погибших, я как холст и масло –
Запечатлел забытых всех прохожих.

И струны жизни тонкого нейлона,
Когда-то лопнут, словно доиграет время.
Мне только страшен вкус одеколона,
Который вдруг напомнит мое племя.

Farid Veliev, Kazakh Ablai Khan University of International Relations and World Languages