Я буду бросаться стихами навскидку.
Писать как дитя, а затем как поэт.
О том, как же солнышко красит улыбку,
Затем, как уклюже водил менуэт.

Строфу о любви и стишок про мечты.
О мачте, как образе всех кораблей,
И вот мануал, как важны кандалы
В потемках сыпучих умов королей.

И так, для чего же подобный подход?
Поэтов никто не изучит верней,
Чем люди, прошедшие тот же окоп.
Увы, не из чисел книжных червей.

Литераторы бренно трактуют трактат,
И знают, что автор хотел нам сказать.
Их руки у пульса великих шуршат,
Но шум не позволит его сосчитать.

Мечтая свести книгодеев с ума,
Я теплюсь надеждой, что будет исход:
Их формулы могут исчислить года,
Но разве в искусстве главенствует счет?

Их стиснуты зубы, и острые перья
Об глотки писателей каверзно точатся.
Я верю: однажды, закрытою дверью,
Станет история моего творчества.

Судьбу положу, но открою вам правду.
Ценитель не тот, кто знает всю суть,
А тот, кто ухватит заботы в охапку
И бросит на собственный жизненный путь.

 

Farid Veliev, Kazakh Ablai Khan University of International Relations and World Languages