Поход в украинские Карпаты

“А почему ты приехал в Карпаты? У вас же в Швейцарии есть Альпы!” Этот вопрос был одним из первых, которые
задавали мне участники нашей туристической группы в день нашей встречи на вокзале в Ивано-Франковске. И на самом деле, украинские Карпаты вряд ли можно назвать такими же впечатляющими, как и Альпы. Однако я искал в Карпатах то, чего в Швейцарии не найти – большие пространства, где природа сравнительно (для Европы) нетронута туризмом и сельским хозяйством.

©Philip Föhn

Итак, мы отправились на микроавтобусе в горы. В нашей группе было трое литовцев, трое украинцев с Востока страны, один россиянин и я. Нас сопровождал гид из Иваново-Франковска. Его звали Олег. Все члены нашего карпатского похода говорили по-русски. Только одна участница, из Литвы, знала русский не очень хорошо, поэтому с ней мы общались на английском языке.
Когда мы прибыли к подножию Карпат, погода стояла отличная. Но часа через два начался проливной дождь, и нам пришлось быстро укрыться в горной хижине, представлялвшей собой довольно большой деревянный дом, в котором, правда, кроме стола, ничего не было. И все же самое главное, что крыша хижины надежно защищала нас от непогоды. Мы принялись разводить огонь в очаге, что оказалось непростой задачей, так как дрова отсырели и надо было терпеливо сушить их над походной газовой горелкой. В конце концов, мы разожгли огонь и приготовили в котелке гречку с мясом из консервной банки. Второй раз в жизни я пробовал это необычное для меня блюдо!
На следующий день погода испортилась еще больше, и мы решили оставаться в хижине и не ходить в горы. Один из наших товарищей знал немецкий язык на том же уровне, на каком я владел русским, поэтому мы играли с ним в русско-немецкий скрэббл. Когда немного распогодилось, мы пошли собирать грибы к ужину. В Карпатах растут такие прекрасные и огромные белые грибы, каких в Швейцарии никогда не встретишь.
К утру дождь наконец совсем прекратился, и мы отправились на Говерлу – самую высокую горную точку Украинских Карпат. Путь не был слишком долгим и сложным. Но с вершины почти ничего не было видно, потому что на Карпаты спустился туман. Мы решили не возвращаться на ночлег в хижину, и разбили на ночь палаточный лагерь. Рядом шумел большой водопад, в котором каждый из нас весело искупался. Вечером к нам прибежали три бездомные собаки. Вероятно, они жили рядом с туристической базой, где их подкармливали. Эту базу было хорошо видно с горы. Собаки разделили с нами ужин и всю ночь грелись у костра. Две из них оказались пугливыми и к нам близко не подходили. Зато третий, маленький и подвижный песик, наутро последовал за нами. Мы назвали его Бобиком. Он был очень худой, но при этом весьма разборчив в еде: к хлебу даже не прикасался, а вот мясо и сыр ел с удовольствием.
Последнюю ночь мы провели на одной из полонин. Полонины похожи на альпийские луга в Швейцарии. Местные жители, гуцулы, пасут там летом скот и изготавливают сыр. Мы купили сыр, а наш Бобик по собственной инициативе помог пастухам загонять скот домой. В целом у меня сложилось впечатление, что образ жизни гуцулов очень похож на жизнь швейцарских горных крестьян. Примечательно, что в один из важнейших дней года – в день перегона скота на полонину –, местные жители играют на инструменте, напоминающем альпийский горн.
На следующий день наша группа покидала Карпаты. За нами приехал микроавтобус, и мы, с головы до пят пропахнувшие дымом костра, отправились в обратный путь. А Бобик? Он бежал за нами изо всех сил, но мы удалились от него все дальше и дальше. Вскоре Бобик исчез с поля нашего зрения. Бог знает, где он сейчас…

 

Philip Föhn, Universität Zürich

©Philip Föhn