Глава 1. Было дело на Коларце

 

Из дома вышел человек

С дубинкой и мешком

И в дальний путь,

И в дальний путь… – и отправился он в Коларчев народный университет, конечно же, пешком…

 

– Как это зачем?! Потому что «одна муха ударила в лоб бегущего мимо господина, прошла сквозь его голову и вышла из затылка».

 

А теперь серьезно… только осторожно, чтобы не споткнуться об Пушкина или об Гоголя, ведь речь пойдет не о них!

 

В здании, которое белградцы в повседневной речи называют просто Коларац, в период с 26-го марта по 9-ое апреля, ровно в шесть часов (ели учитывать, что «семь идет после восьми в том случае, когда восемь идет после семи») белградская публика могла услышать три лекции, посвященные писателям и литературе абсурда в России.

(Час первый) Цикл открылся лекцией доцента Елены Кусовац под названием «Театр абсурда Даниила Хармса» (26-ое марта), где речь шла о жизни и творчестве всемирно известного деятеля абсурда – Даниила Хармса. В лекции акцент ставился на «жизни и приключениях» Даниила Хармса и группы ОБЭРИУ, что сопровождалось чтением стихов и отрывков пьесы «Елизавета Бам» данного автора. В ходе лекции также были показаны фотографии самого Хаармса, Ххармса, Гармониуса… и его книг. Е. Кусовац показала «эволюцию» абсурда Д. Хармса от детских стихов, выходивших в журналах «Чиж» и «Еж», через «Случаи» до пьесы «Елизавета Бам». Тюк!

(Час второй) Вторая лекция (2-ое апреля), под названием «Алогичный мир Александра Введенского», была посвящена личному, алогичному измерению данного автора, в которой проф. д-р Корнелия Ичин, провела слушателей сквозь дебри алогических символов и (бес)смыслов Александра Введенского, пытаясь дать ключи к толкованию творчества автора, сформулировавшего «звезду бессмыслицы». Речь также шла об утраченных рукописях и личном архиве Александра Введенского. Тюк!

(Час третий) Цикл лекций о русском авангарде закрылся выступлением аспиранта Василисы Шливар (9-ое апреля) под названием «Владимир Казаков – неумолимый знаменосец ночи», где публика могла погрузиться в особое (без)личное измерение прозы Казакова в поисках его авторского «я». Читая отрывки прозы автора, докладчик попытался показать сходство и различие между абсурдистским письмом Казакова и его предшественников (о которых речь шла на предыдущих двух лекциях). Ссылаясь на классификации И. Смирнова, В. Шливар отнесла В. Казакова к «Авангарду-3». Тюк!

Все три лекции образовали между собой магический треугольник, в котором для слушателей зал показался условным, как и время, и пространство (долой Канта!): стены рухнули, время на часах (левых, конечно) потекло вспять, и все стали участниками абсурдистского культа, который, возможно, никогда и не состоялся?… как знать… Тюк!

 

Обо все этом более подробно см. Моя мама вся в часах, Т. 2, М.: Издательство ОБЭРИУ, 2 год до н. э. С. –13.

 

мне жалко что я неточен.

Многим многим лучше, поверьте…

автор: Никола Милькович

Белградский университет

 

Глава 2. Оптический обман

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Nikola Milјković, Universität Belgrad